"Я жил с девушкой-садисткой. Боялся, что она меня убьет"

Алекс Копірайт зображення BBC THREE/SENTURY FILMS

Партнерша Алекса стала первой женщиной в Британии, которую посадили за принуждение и тотальный контроль.

Теперь Алекс пытается бороться с общественным осуждением, что заставляет замалчивать насилие над мужчинами.

Статья содержит материал, который может огорчить вас.

Алекс Скил, 22 года

Никогда не забуду момент, когда моя девушка Джордан впервые ошпарила меня кипятком. Загнав меня в угол комнаты дома в Бедфордшире, который мы снимали вместе, она нависла надо мной с чайником в руке.

Мы уже три года жили вместе. И то, что начиналось с мелочей (например, она указывала мне, что не надо носить одежду серого цвета или ей не нравится моя прическа), превратилось в девятимесячный ад физического насилия. Я очень ее боялся.

У меня до сих пор перед глазами и первая капля воды, упавшая тогда на мою кожу. Все происходило, словно в режиме замедленной съемки. Кипящая вода ошпарила мою кожу. Такой дикой боли я не испытывал никогда. Я умолял ее сжалиться, пустить меня в ванну с холодной водой - других вариантов у меня не было, только это могло облегчить адскую боль от ожогов.

Она разрешила мне залезть в ванну, и мгновенно наступило облегчение. Не передать словами, какое это невероятное ощущение - когда после ожога кипятком погружаешься в ледяную воду. Самое приятное в мире. И она велела мне вылезать - угрожая обварить меня снова.

Если бы я застонал, пожаловался на боль, она бы сказала: "Лезь в ванну". А после этого все повторилось бы снова - я был бы вынужден выйти из ванны. Она обожала такие жестокие игры. Хотела полностью контролировать всю мою жизнь. Помню, как лежал в ванне и смотрел на свое голое тело. Казалось, что меня запекли в духовке. Кожа облезала. Это был нереальный кошмар.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS

Последние данные социологического опроса о преступлениях, совершенных в Англии и Уэльсе, свидетельствуют, что в течение года до конца марта 2018года примерно 2 млн взрослых в возрасте от 16 до 59 лет стали жертвами домашнего насилия. И более трети из них - мужчины.

Также по приблизительным оценкам, один из пяти британских подростков подвергался физическому насилию со стороны девушки или парня.

С мужчинами такое происходит значительно чаще, чем нам известно. За 2017 год полицией Англии и Уэльса зарегистрировано почти 150 тысяч случаев домашнего насилия над мужчинами - вдвое больше, чем было заявлено в 2012 году. Впрочем, по данным одной благотворительной организации, менее 1% приютов для людей, пострадавших от домашнего насилия, предназначены для мужчин. Как оказалось, в Лондоне нет ни одного такого заведения.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS
Image caption Алекс (справа) и Джордан

В 2012 году, когда мы с Джордан Уорт познакомились в колледже, нам обоим было по 16 лет. Она очень хорошо училась в школе и поступила в Гартфордширский университет, где изучала изобразительное искусство. Джордан хотела стать учительницей. Несколько месяцев все было замечательно. Мы классно проводили время, занимались обычными делами: смотрели кино, ходили на прогулки. Мне было приятно говорить друзьям, что у меня появилась девушка. Они спрашивали: "Как прошли выходные?" - а я мог ответить, что провел их с ней.

А потом, через несколько месяцев, произошел ряд странных событий. Тогда казалось, что ей просто нужно внимание. Мои родители взяли нас в поездку в Лондон, чтобы мы вместе посмотрели "Короля-льва". И там Джордан внезапно исчезла. Мы все ее довольно долго искали, а когда наконец нашли, оказалось, что она сидит возле рецепции и хохочет до колик. Все это было как-то странно. Вспоминая этот случай теперь, я думаю, что таким образом она пыталась вызвать у меня панику и заставить ее переживать, чтобы крепче привязать к себе.

Но пройдет совсем немного времени, и Джордан полностью изолирует меня от друзей и родственников. Она запретила мне с ними видеться и даже взяла на себя управление моим профилем в Facebook - это классическая тактика домашнего насилия. Мне не к кому обратиться.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS
Image caption Алекс празднует 18-й день рождения с мамой и братом-близнецом Люком

Она запрещала мне есть, поэтому я сильно похудел.

Я пытался ей противостоять, но она обвиняла во всем меня и находила способ создать мне проблемы.

Я знал, что ни в чем не виноват, но она постоянно меня убеждала в обратном. В конце концов, начинаешь думать: "Что я делаю не так?". Пытаешься сделать что-то по-другому, но опять что-то не так - в ответ слышишь жалобы на то, что ты изменился.

Когда она говорила: "Мне не нравится серый цвет" или "Я не люблю эти туфли", я думал: "Хорошо, не буду их носить". Потому что хотел произвести на нее впечатление. Но на самом деле она лепила из меня то, что было нужно ей. Это подрывает твою уверенность. И в этой битве тебе не победить. От собственного бессилия опускаются руки.

У нас родились двое детей, и я надеялся, что что-то изменится. Дети, конечно, хотя и были маленькими, видели, что происходит. Она их не била, но я постоянно боялся, что она будет срывать зло на них, если я ее брошу. Поэтому я не смог уйти.

Конечно, у нас с Джордан были и по-настоящему приятные моменты - я был счастлив, когда мы смеялись вместе и развлекались. Поэтому назвать наши отношения сплошным кошмаром не могу. Мне очень хотелось, чтобы все наладилось. В конце концов, я ее любил.

Через полтора года психологическое насилие переросло в физическое.

Началось с того, что она, ложась спать, клала рядом с собой стеклянную бутылку. Джордан обвиняла меня в том, что я занимаюсь разным безобразием с другими женщинами: разговариваю с ними или переписываюсь, хотя на самом деле такого не было. Она постоянно повторяла, что ей сообщают об этом другие люди. (Уже позже я узнал, что все это были выдумки.)

Затем, дождавшись, когда я усну, она била меня по голове бутылкой. И требовательно спрашивала: "Ты о чем думаешь?".

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS

Со временем я перестал чувствовать боль. Просто привык к ней, она больше не донимала меня. Поэтому Джордан решила, что пришло время поднять "планку". И нашла еще худший способ меня мучить. После бутылки пришла очередь молотка. А потом - все, до чего она могла дотянуться, чтобы меня огреть.

Например, зарядка от ноутбука. Обмотав конец проволоки вокруг запястья, Джордан размахнулась и ударила меня по голове металлической вилкой.

Заструилась кровь, полилась на пол. Я закричал: "Пожалуйста, помоги мне!". А она развернулась и, смеясь, пошла наверх. "Да хоть сдохни, - сказала она. - Никому нет до тебя дела".

Со временем Джордан перешла к ножам. Она меня резала. Однажды лишь чудом не задела крупную артерию на руке. Потом был кипяток.

У меня были ожоги третьей степени. Каждый раз, когда я привыкал к боли, она переходила на следующий уровень. А после кипятка должна была быть смерть.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS

Конечно, я боялся Джордан, боялся того, на что она способна.

Я чувствовал: если кому-то об этом расскажу, она меня убьет. В больнице я рассказывал, что споткнулся и ударился головой или ненароком обварился горячей водой в душе.

Соседи несколько раз вызывали полицию, когда слышали крики, а я находил оправдание для Джордан и врал. Ничего хорошего в этом нет, но так я спасал свою жизнь. У меня были синяки под глазами и другие травмы. Она замазывала их тональным кремом, потому что хотела скрыть следы своей деятельности.

Я чувствовал, что тело мне отказывает, потому что потерял 30 кг.

Уже позже врачи сказали, что еще 10 дней - и я умер бы, потому что слишком долго голодал и имел тяжелейшие травмы.

Но в 2018 году наступил конец всему - когда полицейский пришел к нам во второй раз после предыдущего визита и допросил меня. Вся ужасная правда всплыла. К тому времени мои травмы были очень тяжелыми, а истощение и потеря веса достигли критической точки. До тех пор я отрицал все. Но терпеть дальше не было сил.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS
Image caption Алекс в критическом состоянии (снимок с нагрудной камеры полицейского)

Если бы на этом этапе не вмешалась полиция, я бы уже лежал в земле. Никаких иллюзий на этот счет у меня нет.

Мне повезло (так сказать), что на моем теле было так много неоспоримых доказательств пыток, благодаря которым удалось отправить Джордан за решетку.

Я думаю, что к таким поступкам ее побудила обычная зависть. Она завидовала моим замечательным близким отношениям с родственниками, с прекрасными друзьями. Поэтому изолировала меня от них. Она отняла у меня все, что я имел. Помню, как однажды Джордан процедила: "Я хочу сломать тебе жизнь".

Один из шести мужчин рано или поздно становится жертвой домашнего насилия, но только один из 20 обращается за помощью.

Джордан никогда не испытывала раскаяния. Даже когда полицейские снова пришли, чтобы забрать ее на допрос. На записях полицейских камер у нее виноватый вид. Но я думаю, ее больше беспокоило то, что ее поймали с поличным, чем то, что она со мной сделала.

В суде она признала себя виновной, но, пожалуй, лишь для того, чтобы ей уменьшили срок наказания.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS
Image caption Джордан на допросе в полиции

Я не знаю, как Джордан оправдывала такое поведение сама для себя. По моему мнению, люди, которые поднимают руку на своих близких, просто получают от этого кайф. Это как наркотик, как зависимость.

Чем дальше, тем крепче становится уверенность в том, что им все сойдет с рук. Поэтому они все больше дают волю рукам. Такое ощущение, что они в раю, а ты - в аду.

Они получают то, что им очень нужно. Полный контроль. А тебе достается то, чего ты любой ценой хотел бы избежать в жизни, и даже больше. Все это продолжается, пока их не накроют. Тогда это бьет их словно обухом по голове.

Еще до знакомства с Джордан я слышал о мужчинах, над которыми издевались дома. Я знал, что это очень плохо. Но только не знал, чем помочь.

Пока все это происходило, я не смог бы назвать ни одной статьи, по которой ее можно арестовать, настолько был дезориентирован.

Каким бы странным это не казалось, я не торопился уйти и скрыться. Выбраться из этой ситуации у меня не было никаких шансов. Потому что не имел в жизни абсолютно ничего. Плюс, конечно, у нас было двое детей.

Я просто надеялся, что она прекратит надо мной издеваться. Если за день я получал на один пинок меньше, это уже был праздник.

Больше всего меня беспокоили дети, чтобы с ними все было в порядке. Нельзя говорить человеку в такой ситуации, чтобы он не был тряпкой и ушел от мучителя.

Вот в чем самая большая неприятность. Вы можете только заверить: "Если тебе нужно будет поговорить, излить душу, ты всегда можешь обратиться ко мне".

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS
Image caption Алекс с дочерью Айрис после выписки из больницы

В апреле 2018 года Джордан приговорили к семи с половиной годам заключения.

Она призналась в насильственном обращении и умышленном причинении тяжких телесных повреждений. Но я после этой новости не почувствовал ничего. Теперь меня уже мало что волнует.

Раньше, когда выигрывала футбольная команда, за которую я болел, я очень радовался. Теперь единственная моя реакция - что-то типа "выиграли, вот и хорошо". Думаю, что это из-за психической травмы, которую я пережил.

Когда объявили приговор, я подумал: "Наконец-то правосудие победило". И только чуть позже почувствовал облегчение - словно каменная глыба рухнула с плеч. Уже зная, что она едет в тюремном фургоне в тюрьму, я впервые за пять лет смог оглянуться через плечо без малейшего страха за свое существование.

Дети еще не понимают, что происходит. Я сохранил много информации (судебные документы и т.д.), чтобы они могли прочитать, когда вырастут. Когда повзрослеют достаточно, чтобы понять, я им все объясню. А если однажды они мне скажут: "Папа, ты все правильно сделал", то больше мне ничего и нужно.

Джордан стала первой женщиной в Британии, которую приговорили к заключению за контролирующее или насильственное поведение.

Это доказательство того, что сегодня на такое поведение не смотрят сквозь пальцы. Мужчины не хотят рассказывать, что над ними издеваются дома, потому что не хотят стать объектами общественного осуждения.

И даже полиция часто не воспринимает насилие над мужчинами всерьез. Кампании против домашнего насилия не учитывают мужчин. Это неправильно. Разве тяга к насилию зависит от пола?

Я не настолько глуп, чтобы считать всех женщин такими, как Джордан. Но к новым отношениям пока не готов. Я просто хочу наслаждаться тем, что радовало меня в детстве. Потому что Джордан все это отняла и уничтожила, как и футбольные трофеи, билеты на футбольные матчи, все вещи на память. Все исчезло.

Мне пришлось по кирпичику выстраивать жизнь с нуля, и я справился с этим - благодаря благотворительным организациям, которые занимаются мужчинами, пострадавшими от насилия.

А в будущем хочу открыть приют для пострадавших мужчин.

Копірайт зображення BBC THREE / CENTURY FILMS

Мне порой кажется, что я остался жив только для того, чтобы донести важность проблемы обществу. Почему тот нож не попал в артерию? Почему ни один удар не оказался смертельным?

После бесчисленных ударов по голове у меня не было ни одного перелома черепа. Это удивляет и не дает мне покоя. Почему? Наверняка, есть какая-то причина. И она - в том, чтобы помогать людям. Я лишь надеюсь на то, что жизнь других жертв улучшится.

Записала СофиХэйдок

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме