"Эмиграция - не прощание навеки". Почему из Украины уезжают те, кто стоял на Майдане?

Майдан Копірайт зображення Celestino Arce/NurPhoto/Getty

Они приносили шины, строили баррикады, готовили бутерброды, стримили и снимали.

Выходили на Майдан, чтобы изменить жизнь в Украине, - и изменили, покинув ее.

ВВС News Украина побеседовала с несколькими людьми, которые были активными участниками протестов в 2013-2014 годах, а потом мигрировали из Украины.

Мы попросили их поделиться воспоминаниями о той зиме, а также спросили, двигается ли, по их мнению, страна в том направлении, к которому они стремились, выйдя на Майдан?

А также о том, чего им не хватало в Украине, и что может заставить их вернуться.

"Не как у Стефаника"

Алёна Мельник. Киев - Стокгольм.

Алёна говорит, что в Украине не хватает культуры менеджмента
Image caption Алёна говорит, что в Украине не хватает культуры менеджмента

Помню, что в первую ночь, сразу после избиения студентов на Майдане, начала писать хронику на английском, не слишком понимая, для чего. Но ее неожиданно подхватила "Українська правда", страницу посетили тысячи человек. Тогда казалось очень важным рассказывать о состоянии дел людям за рубежом. А дальше, видимо, мои воспоминания - как у всех остальных: ходила делать бутерброды, привозила грелки и продукты, оставалась ночевать в дни, когда казалось важным количество людей.

Думаю, как и многие другие на Майдане, я не имела четкого представления, чего именно хочу в будущем - скорее просто понимала, что тогдашнее положение вещей дальше продолжаться не может. Мне кажется, одно из крупнейших достижений Майдана - ощущение субъектности, понимание, что мы имеем право и можем действовать.

В 2016 году получила шведскую правительственную стипендию и уехала учиться в магистратуре. Всегда хотела пожить за границей, интересовалась Швецией. Когда узнала о стипендии - решила окончательно.

Сейчас работаю в Стокгольме консультантом по коммуникациям в области международной помощи, с правительственными и общественными организациями.

Я родом из маленького города, поэтому отлично вижу диспропорцию в развитии, когда разговариваю с родителями. Достижения, которыми хвастаются политики и активисты в Facebook, хорошо заметны в столице, особенно с дивана нового модного заведения. В райцентрах, а тем более деревнях, изменений либо нет вообще, либо они профанируются. Также очень пугает положение дел с атаками на активистов и срывы мероприятий.

Если сравнивать со Швецией, в Украине в первую очередь не хватает культуры менеджмента, уважения ко времени и достоинству сотрудников. Здесь мой начальник - представитель моих интересов, человек, который уважает мое профессиональное мнение. А еще присутствует равное положение для мужчин и женщин, нет стереотипов о "слабом поле": "настоящая женщина должна", "нужно скорее рожать".

Не думаю, что развитие событий в Украине может повлиять на мое решение о возвращении. Во время учебы поняла, что эмиграция уже давно не имеет ничего общего с тем, о чем писал Василий Стефаник: со страданием и прощанием навсегда. Мигрируют в поисках нового и интересного опыта граждане разных стран, богатых и развитых в том числе.

Быть и тут, и там

Мария Пономарева. Киев - Амстердам.

Мария все фильмы выпускает в копродукции с Украиной
Image caption Мария все свои фильмы выпускает в копродукции с Украиной

Мое участие в Майдане было довольно посредственным, киевским. Я ходила на крупные акции - вече 1 декабря или акцию 19 января, когда люди вышли с кастрюлями на головах.

В 2013-м я окончила режиссёрский факультет КНУТКТ и во время Майдана в декабре снимала видео вместе с неформальным кинообъединением "Вавилон13". На Майдане только начинали строить баррикады, и мы сделали короткий ролик о том, как люди ночью поют гимн.

А в январе уже стало страшновато участвовать в главных событиях, особенно на Грушевского. Сейчас даже немного жаль - наверное, я могла бы в больницы ездить, бутерброды носить.

"Революция достоинства", как мне кажется, изменила мировосприятие людей в Украине и за ее пределами. У меня больше не переспрашивают, не из России ли я, - все теперь понимают, что это разные страны. Сами мы начали понимать, что моя хата не с краю. В обществе начался диалог. Лед тронулся.

Еще до Майдана я подыскивала магистратуру за рубежом. В январе подала документы, а в марте, когда мы были на съемках у одного из участников самообороны дома под Киевом, мне позвонили из Нидерландской киноакадемии и сообщили, что меня приняли. Я тогда была на диете, но на радостях даже съела торт, которым угощал герой фильма.

В 2016-м я закончила учебу и устроилась на работу в Нидерландах. Сейчас работаю режиссером и видеопродюсером.

Есть вещи, которые удерживают меня здесь. Социальная защита - одна из них. Дома пока не много возможностей делать то, что ты умеешь фултайм или как фрилансер просто потому, что наша киноиндустрия растет, а рост - это, в том числе, экономическая нестабильность.

В Амстердаме же очень мощный стартап-климат, многие люди вкладывают деньги в индустрию. И для меня это некий социальный батут. А дома очень трудно экономически - думать о каких-то халтурках между работой над фильмами или ждать питчинга Госкино.

А вторая причина - мне интересна глобалистическая концепция в искусстве. Этот панъевропейский подход предполагает, что ты можешь жить где-то за границей и всегда оставаться украинским художником или режиссером. Мне интересно не уехать и вернуться, а быть - и тут, и там.

Тем более, что все фильмы, начиная с 2015 года, я делаю в копродукции с Украиной. То есть я все равно профессионально частично остаюсь в Украине.

"Границы нивелируются"

Анонимный собеседник. Украина - США.

Борьба
Image caption В Украине спорт развивается плохо, говорит собеседник ВВС

Мое участие в "Евромайдане" ограничивалось исключительно событиями на Грушевского и акциями прямого действия против "беркутовцев" и "титушок".

Самое яркое воспоминание - первый выстрел, раздавшийся над головой.

Не знаю, кто и за что стоял на Майдане. Наверное, у каждого были свои причины. Конкретно я выходил на защиту близких и слабых от тиранов, свободных людей - от рабов системы. Без политической составляющей. В те дни я видел героев, подвиги и человечность, которую мы привыкли видеть только в фильмах и книгах по истории. Сейчас этого очень не хватает ...

После этого я продолжал жить счастливой жизнью в Украине, и мой переезд за границу можно сравнить скорее с ситуацией, когда ты переезжаешь поближе к работе.

Потому уехал, чтобы реализовать свою самую большую мечту - достичь определенных вершин в спорте. Сделать это в Украине мне мешал уровень развития этой сферы. Оставаясь дома, я не смог бы конкурировать на международном уровне. Спорт в Украине не является профессиональным в прямом смысле этого слова.

В современном мире границы и расстояния нивелируются, поэтому эмиграция 100 лет назад и сегодня - разные вещи.

Да что говорить, если в мой родной город в Украине из Нью-Йорка можно добраться быстрее, чем из Харькова.

Поэтому я не считаю себя эмигрантом и не вижу особой проблемы в возвращении домой.

Движение в правильном направлении

Татьяна Мазур. Киев - Брюссель.

Татьяна видит много хороших изменений в Украине
Image caption Татьяна видит много хороших изменений в Украине

В ту зиму я возглавляла офис Amnesty International в Украине. С первых дней "Евромайдана" мы мониторили ситуацию с соблюдением прав человека. Когда видели нарушения, реагировали. А нарушений было очень много, поэтому этот период был наиболее динамичным и драматичным в моей жизни.

Эмоционально запомнились больше всего два момента. Первый - день после разгона 30 ноября. Я пришла на Михайловскую площадь около восьми утра и провела там весь день. Видела, как, несмотря на опасность, на площадь постоянно приходили новые люди, которые несли теплую одежду, еду, лекарства. А в Михайловском соборе звонили в колокола. Нам объяснили, что так в древние времена сообщали об опасности и призывали жителей города выйти на главную площадь. И действительно, к вечеру Михайловская была заполнена людьми, а на следующий день произошло крупнейшее вече на Майдане.

Второй памятный момент - похороны Небесной Сотни и тысячи цветов, которые несли люди, чтобы почтить память погибших.

В мае 2016-го у меня родилась дочь. Тогда же мужа перевели в Брюссель. Мы решили, что семья должна быть вместе. Поэтому тоже переехали в Брюссель.

Сейчас я работаю консультантом по структурному развитию общественных организаций, вошла состав правления двух общественных организаций и наблюдательный совет еще одной.

Мои рабочие проекты связаны с общественными организациями в Украине и других странах постсоветского пространства. Меня очень радует мысль, что, даже находясь за пределами Украины, у меня есть возможность вносить вклад в ее развитие.

Движется ли страна в том направлении, в котором я хотела, когда стояла на Майдане? На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Мне кажется, что новая власть не использовала тот уникальный момент, который был сразу после "Евромайдана".

При этом есть ощущение того, что Украина движется в направлении интеграции с Европой. Медленно, местами с ошибками, но мы отдаляемся от советского прошлого со всеми его последствиями.

Приятно удивляет медицинская реформа. Положительным шагом было создание патрульной полиции, налаживание системы предоставления бесплатной правовой помощи.

Очень радует увеличение количества украинских брендов. Стараюсь их поддерживать, много одежды у меня именно от украинских производителей.

Есть ощущение, что в целом украинское общество начало лучше понимать, что такое "права человека" и в чем их ценность. Очень радует, когда, например, на Марш Равенства выходят тысячи людей, а правоохранители при этом профессионально выполняют свои обязанности.

Однако есть тенденция, которая очень меня беспокоит - это нападения на гражданских активистов и журналистов. Все еще много вопросов в отношении убийства Павла Шеремета и Екатерины Гандзюк.

Больше всего властям должно быть стыдно за то, что нарушения прав человека, преступления, совершенные во время "Евромайдана", не расследованы. Для этого не нужны глубинные изменения, политическая воля.

Сравнивая жизнь в Украине и в Бельгии, как мама могу сказать, что в Украине намного труднее жить с маленьким ребенком. Например, здесь, в Бельгии, гораздо лучше инфраструктура. Я могу абсолютно беспрепятственно добраться с коляской туда, куда хочу. Во многих общественных заведениях есть пеленальные столики и детские стульчики, общество вообще очень дружелюбно относится к детям - никто никогда не делает замечаний, не жалуется на шум. Поэтому детей везде очень много. Кстати, так же как и людей с инвалидностью. Общество вообще очень инклюзивное.

Мне нравится, что здесь сортируют мусор и ответственно относятся к потреблению. Многие ездят на велосипедах. Для этого есть все необходимые условия.

Здесь спокойно, понятно, что будет завтра, и, не без исключений, но люди очень дружелюбно относятся друг к другу.

Наверное, я была бы не против вернуться. Ностальгия по дому очень знакомое чувство. В Украине - семья и лучшие друзья, я очень люблю возвращаться туда. Кроме того, я чувствую, насколько интереснее там жизнь, потому что столько событий происходит. Но, конечно, хотелось бы стабильности и уверенности, понимания, как государство будет развиваться, и, самое главное, окончания войны.

Получить новый опыт

Александр Масовец. Киев - Варшава - Киев.

Александр
Image caption Александр вернулся в Украину с новыми знаниями

Я принимал непосредственное участие в митингах, начиная с 21 ноября 2013 года и до "большой чистки" на Майдане Незалежности 9 августа 2014-го.

Не ассоциирую себя ни с одной из политических партий, движений или объединений, а присутствие и помощь протестному движению, которое впоследствии назвали "Революцией Достоинства", считаю гражданским долгом.

За все время "Евромайдана" выполнял различные функции: привозил шины, дрова, пустые бутылки для коктейлей, помогал ставить палатки возле КГГА, привозил одежду и продукты. Делал все то, что и тысячи других людей, объединенных одной идеей.

С первых дней стало понятно, что это будет длительный протест, поэтому дежурства в режиме 24/7 перешли в формат утренних и вечерних. Днем - работа, ночью - несколько часов сна. Каждое утро мы просыпались в новой реальности.

В январе 2017 года выехал в Польшу для работы над проектом и чтобы набраться опыта. Также хотел расширить свой опыт и знания в социальной, транспортной, градостроительной и других сферах европейских стран, увидеть, как это работает изнутри, чтобы позже использовать эти знания в Украине.

В Польше очень хорошо развит общественный транспорт, штрафы за неправильную парковку, парки и зоны рекреации, велоинфраструктура; нет границ с европейскими странами. В Украине этого не хватает.

Изменения в нашей стране часто происходят не "благодаря", а "вопреки" желаниям властных структур. В определенных сферах саботируются реформы (например: медицина, МВД, суды), в некоторых сферах под положительные реформы распиливаются миллионные бюджеты.

Но прогресс все же есть. Значительно вырос запрос общества на изменения и реформы, и под этим давлением, хотя и не всегда удачно, проталкиваются законы и различные социальные проекты.

Уезжая, я с самого начала знал, что это не навсегда. Поэтому вернулся в Украину, хочу развивать здесь собственный бизнес и строить личные отношения.

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе по адресу questions.ukrainian@bbc.co.uk, и наши журналисты с вами свяжутся.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

...

Новости по теме