Труханов: "Я не поддерживаю применение физической силы, даже если человек этого заслуживает"

Труханов

Геннадий Труханов - один из самых известных украинских мэров. В 2015-м он был переизбран, получив абсолютное большинство голосов. Одесский градоначальник делает акцент на своем высоком рейтинге и сейчас.

При этом Специализированная антикоррупционная прокуратура сообщила о подозрении Труханову по двум статьям: о растрате государственного имущества и о внесении недостоверных данных в электронную декларацию.

Геннадий Труханов продолжает выполнять обязанности мэра Одессы - суд оставил его в должности.

Он также является фигурантом резонансных журналистских расследований, в том числе расследования программы BBC "Панорама" об украинцах, которые могли отмывать средства через покупку роскошной недвижимости в Лондоне. Сам Труханов все обвинения в свой адрес отрицает.

В тот день, когда мы встретились с мэром, он планировал идти на концерт Михаила Жванецкого. Артист впервые приехал в Одессу после скандала с орденом от Путина. Но мэр нашел время и для BBC.

В интервью BBC News Украина он комментирует наиболее резонансные коррупционные скандалы в Одессе, конфликт с общественными активистами, застройку зеленых зон и связи с Владимиром Галантерником.

О конфликте с активистами

BBC News Украина: В Украине составлен список общественных активистов, на которых напали. Больше всего этих нападений было совершено именно в Одессе. Почему это происходит? У вас как у мэра есть ответ на этот вопрос?

Г.Т.: Я не поддерживаю применение физической силы в отношении кого-либо, даже если человек этого заслуживает.

Я считаю себя сильным человеком. Такой человек никогда не обидит слабого, имеет возможность понять и действовать по закону.

Что касается тех, на кого нападали, то я бы советовал этим активистам быть корректными и жить по закону. Вам не интересно, когда пробили голову полицейскому, вы не спросили, как генералу разбили голову.

Копірайт зображення Unian
Image caption Митинг против застройки территории Летнего театра в Городском саду, в ходе которого начальник ГУ Нацполиции Одесской Дмитрий Головин получил травму головы, 18 ноября 2017 года

Как можно, чтобы человек, который убил другого, назывался активистом? Нам не страшно от безнаказанности, и что будет дальше?

Пусть даже это была самооборона.


В мае 2018 года на экс-главу одесского отделения "Правого сектора" Сергея Стерненко напали двое неизвестных. Это было третьеу нападение на этого активиста.Защищаясь, он смертельно ранил одного из них.


Активист Автомайдана оскорблял меня публично неприличными словами. Я к нему испытываю только жалость. Я не помню, как его зовут.

Всем интересно сегодня защищать активистов. Это модно.

Копірайт зображення Алина Радченко
Image caption 11 сентября 2017 года в центре Одессы неизвестный напал на активистку организации "Народный Рух Украины" Алину Радченко

Об оффшорах, Галантернике и реконструкции дорог

BBC News Украина: У вас есть недвижимость в Лондоне?

Г.Т.: Нет и никогда не было, как и в любой другой стране.

BBC News Украина: А доли в оффшорных компаниях?

Г.Т.: Нет и не было. Имеется в виду период, когда я стал чиновником, и ко мне могут быть вопросы. А как я выживал и чем занимался в другой период - это уже тема другого разговора.

BBC News Украина: Вы сотрудничаете с бизнесменом Владимиром Галантерником? (Одесские эксперты связывают действующего мэра города с этим бизнесменом - Ред.).

Г.Т.: Что значит "сотрудничаете"?

BBC News Украина: Поддерживаете ли вы с ним какие-либо контакты сейчас?

Г.Т.: У меня есть контакты со всеми, кто имеет какие-то объекты в Одессе. Галантерник - не исключение, как и все остальные. Ни больше ни меньше.

BBC News Украина: City Group - одна из самых влиятельных бизнес-групп в городе...

Г.Т.: Почему вы так решили? Почему она более влиятельна, чем Kadorr Group? Только их нельзя называть.

Чтобы навести порядок, мэр города должен общаться со всеми. Если у "Привоза" есть владелец, с ним тоже нужно встретиться и решить, как мы наведем порядок (СМИ приписывают контроль над "Привозом" Владимиру Галантернику - Ред.).

Нам нужно согласовать наши действия, чтобы, когда перекроем движение трамвая по определенной улице, владелец предприятия навел порядок у себя. Для этого наши службы обращались к нему. Мы планируем приводить в порядок улицы Преображенскую, Пантелеймоновскую и Новощепной ряд. Это все рядом с "Привозом".

Меня никто не спрашивает, как я сотрудничаю, например, с компанией "Гефест" (строительная компания, владельцем которой является одесский бизнесмен греческого происхождения Пантелеймон Бумбурас - Ред.).

Мы построили прекрасный Греческий парк и привлекли в город более 2 млн долларов. Там активисты, которых вы не называли, но мы все знаем, ломали забор, стреляли, вбивали гвозди в деревья. Мы терпели. Там построен лифт. Мамы с колясками и люди с инвалидностью могут туда попасть.

BBC News Украина: НАБУ расследует возможное завышение стоимости работ по реконструкции автодорог в Одессе. Есть такая фирма "Ростдорстрой". Она в Одессе регулярно получает заказы путем неконкурентных закупок. Это монополист? Почему ее связывают с вами?

Г.Т.: Если это монополист, то существует Антимонопольный комитет. Они должны задать им вопросы. Какие вопросы к мэру? Люди участвуют в тендерах и выигрывают, выполняют качественный ремонт. Почему вы не спрашиваете о том, что эта компания является основным подрядчиком, например, в Киеве?

BBC News Украина: Да, это публичные данные. Мы знаем, что эта компания выигрывает тендеры в других городах Украины.

Г.Т.: Расцвет этой компании пришелся на время, когда мэром был Эдуард Гурвиц, мой политический оппонент (мэр Одессы в 1994-1998 и в 2005-2010 гг. - Ред.).

Это настолько смешно выглядит. Не знают, что придумать. То гражданство у меня российское ...

BBC News Украина: Так было у вас российское гражданство или нет?

Г.Т.: У меня его никогда не было. НАБУ получило официальный ответ, что паспорта, которыми размахивали Гурвиц, Саакашвили, а потом и НАБУ подхватило - это все подделки. Они никогда не были документом, дающим право на российское гражданство.

Image caption Народный депутат Мустафа Найем и глава одесского отделения "Народного Руха Украины" Михаил Кузаконь требуют от правоохранительных органов расследовать деятельность Труханова и его связи с Владимиром Галантерником

О выборах и армии

BBC News Украина: На этих выборах вы однозначно поддерживаете кандидатуру Петра Порошенко? Почему? (BBC News Украина записала разговор с одесским мэром накануне первого тура голосования. По данным ЦИК, действующий президент финишировал в Одессе лишь третьим, уступив Владимиру Зеленскому и Юрию Бойко. - Ред.)

Г.Т.: Мы говорим в рабочее время. Не знаю, имею ли право сейчас говорить, кого поддерживаю. Я скажу откровенно, что реформы по децентрализации власти стали возможными в Украине только после избрания президентом Петра Алексеевича. Он выполнил свои предвыборные обещания, о которых рассказал одесситам на встрече в оперном театре в 2014 году.

В 2014 году бюджет развития Одессы составлял 300 млн грн, а в 2017-м - 2,5 млрд грн.

Люди доверяют делам. А они возможны благодаря тому, что у нас появились деньги.

Мы, например, возрождаем сегодня общественный транспорт, комфортный, чистый. Мы вернули детям 15 детских садов. Мы с вами сидим в центре интегрированных административных услуг. Мы обратили внимание на людей с инвалидностью. Их никто не замечал до недавнего времени. Колясочник не мог прийти в старый центр админуслуг - там не было пандусов.

Копірайт зображення Unian
Image caption Геннадий Труханов поддерживает президента Петра Порошенко

BBC News Украина: Сейчас украинцы выбирают президента. Затем будут выбирать парламент. Правда ли, что среди политических партий вы поддерживаете "За жизнь" Вадима Рабиновича?

Г.Т.: Я еще не определился, кого поддерживать. Решения поддерживать Юрия Бойко и объединение "Оппозиционная платформа - За жизнь" я не принимал. У меня давние хорошие отношения с Вадимом Рабиновичем. Это достаточно яркий политик. Его уважают в Одессе. Он говорит правильные и справедливые вещи.

Возможно, мои симпатии к нему сохранятся и разовьются. Возможно, нет.

BBC News Украина: С этой политической силой объединился также Виктор Медведчук. У вас есть с ним контакты?

Г.Т.: Нет. Я его знаю, когда-то, возможно, были знакомы, но никаких контактов у нас нет. К счастью или к сожалению - не знаю.

BBC News Украина: Лозунг избирательной кампании Петра Порошенко - "Армия, язык, вера". Если рассмотреть его в реалиях Одессы, русскоязычного города, где доминирует УПЦ (МП), несложно заметить, что этот лозунг здесь не актуален. Что у вас тогда общего с нынешним президентом?

Г.Т.: Вешают ярлыки: кто-то пророссийский, кто-то ориентирован еще на кого-то. Я хожу в храм не по политическим мотивам. Я молюсь, прошу здоровья себе, своей семье, родным и близким. Делал это и буду делать. О том, кто на кого ориентируется, если есть по этому поводу вопросы, то есть специально обученные органы. Я не общаюсь со священнослужителями за пределами их компетенции.

Что касается армии, то та, которая была в 2014-м, и та, котора сейчас - это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

BBC News Украина: Ситуация с военным аэродромом "Одесса-Школьный" не угрожает интересам украинской армии? Военные заявляли о рейдерском захвате части его территории застройщиком для строительства торгового центра.

Г.Т.: Это не угрожает нашей армии, а только ей помогает.

Вопрос о спорах вокруг забора на "Школьном" - так это вопрос к хозяйствующим субъектам и ВСУ, которые между собой не договорились, где должен стоять этот забор.

Не все военные части привели в порядок свою документацию. Они опираются на документы советских времен. Им нужно оформить свои земельные участки в соответствии с законом.

Кому-то из достаточно богатых бизнесменов захотелось построить в этом районе свои дома. Но не удалось этого сделать. Теперь все, что там происходит, они считают противоправным.

BBC News Украина: А кто хотел там строить жилые дома?

Г.Т .: Я говорил с министром обороны неоднократно. Мы оформили на себя 90 га земли как раз для того, чтобы эту землю никто не украл.

В Одессе застраивают огромные территории, в частности возводят сотни тысяч квадратных метров жилых помещений, но офицеры там ничего не получают. Я говорил министру обороны: мы поможем с оформлением земельных участков, но нам нужны списки, кто получит жилье. А не просто выгнать дома на продажу, как это было раньше.

BBC News Украина: Так какой будет судьба земельных участков на военном аэродроме?

Г.Т.: Военные должны оформить земельные участки, навести порядок в документации. Никто не посягает на собственность ВСУ. Людям, которые выполняют строительные работы, нужно было обеспечить технический проезд к своему объекту. Потом кто-то навеселе, а это установлено, объявил тревогу и закрыл воздушное пространство. В этом должны разбираться другие органы.

BBC News Украина: То есть торговый центр там построят?

Г.Т.: Я не знаю о торговом центре на территории воинской части. Такого не может быть.

О заводе "Краян"

BBC News Украина: Покупка вами завода "Краян" - одно из самых резонансных дел НАБУ против вас. Как так случилось, что городские власти Одессы купили его без ремонта в 17 раз дороже, чем перед этим фирма-посредник?

Г.Т.: В этом главная ошибка всех, кто устроил это политическое дело. Там законом и не пахнет. Это закончится полным оправдательным приговором и извинением передо мной.

Image caption Так здание бывшего завода тяжелого краностроения "Краян" выглядит сейчас

Это не корректно говорить - "в 17 раз". Мы купили завод по стоимости 490 долларов за квадратный метр. Это абсолютно адекватная цена для Одессы.

Это здание должно было быть географическим центром, иметь большое пространство для парковки. Оно должно было иметь большие площади на первом этаже.

На строительство такого здания ушло бы пять лет при условии стабильного финансирования. Это оценка наших специалистов. Вместе с ремонтом мы заплатили 1100 долларов за метр квадратный. Ровно через год после покупки мы организовали здесь первые фронт-офисы.

Я говорил на досудебном расследовании, что нужно изменить акцент. Не мы купили дорого (за 185 млн грн. - Ред.), а почему они - посредник - купили так дешево - за 11 млн. Не может в Одессе метр стоить 20 долларов. Это предмет для расследования.

BBC News Украина: Почему вы не купили завод напрямую у ликвидатора обанкротившегося завода, а приобрели у фирмы-посредника?

Г.Т.: Не может город участвовать в аукционах, где выставлены предприятия-банкроты. Мы не можем брать на себя эти риски. Это может делать частная компания. Но нам никто не говорил о них.

Когда готовится какое-то преступление, то это не так делается. Ответьте - зачем было торопиться?

Копірайт зображення Pyotr Sivkov/GettyImages
Image caption Полиция задерживает участников столкновений под Соломенским судом, где Труханову избирали меру пресечения, Киев, 15 февраля 2018 года

BBC News Украина: А кто торопился?

Г.Т.: Нам на глазах всей Украины говорят, что мы спешили, потому что хотели прокрутить аферу. Им так кажется. Им нужно в другом жанре работать - детективы писать, а не расследование проводить.

У нас, действительно, была острая потребность в новых помещениях с тех пор, как в 2014-м нам передали полномочия на места.

Я бы хотел, чтобы детективы НАБУ посмотрели в глаза одесситам, как я это делаю каждый день.

Наши центры административных услуг и социальной помощи ежемесячно обслуживали не более 3000 жителей города. Отсюда распространялось взяточничество.

Сегодня мы обслуживаем ежемесячно 20 000 одесситов. Раньше у нас текучесть кадров достигала 40%. Сегодня она - 3-4%.

BBC News Украина: И все же непонятен такой большой разрыв цены, за которую у ликвидатора купил посредник, и цены, за которую у него купил завод город.

Г.Т.: Нет никакого разрыва. Задайте эти вопросы тем, кто продавал и купил за такую ​​низкую цену. На этом разрыве в цене, может, кто-то и заработал. Но, поверьте, не мэр города и не наши службы.

Мы не смотрели на разрывы в цене, на которых вы акцентируете. Кто-то это делает, рассказывает вам такое.

BBC News Украина: Это информация из уголовного производства НАБУ.

Г.Т.: Вы увидите, чем оно закончится. Мне абсолютно все равно, какой суд будет это рассматривать: коррупционный, антикоррупционный или общий. Я утрирую, конечно.

BBC News Украина: У людей, знакомых с реалиями украинских судов, возникает вопрос относительно темпов рассмотрения дела "Краян" в Малиновском районном суде Одессы. Эти темпы необычно быстрые. И предполагают, что за счет этого дело не попадет в Антикоррупционный суд. Его успеют рассмотреть даже в апелляционной инстанции до его запуска. Вы как-то влияете на суд?

Г.Т.: Если бы я или мои адвокаты не приходили на судебные заседания, что бы вы меня спросили? Можно я угадаю с первого раза: почему вы не ходите в суд и затягиваете процесс?

Если суд быстро рассматривает дело, то это плохо. А для меня - хорошо. Если бы был обвинительный приговор, то все бы сказали, что Малиновский суд -просто супер.

Сегодня дело разваливается. И законно. Следственные действия ничего не обнаружили. Отсутствует факт сговора или моего участия в каких-то противоправных действиях. Процедура была соблюдена.

О застройке зеленых зон и жилье для сирот

BBC News Украина: Мы записывали интервью со священником УПЦ (МП). Он организовывает обеды для бедных и рассказал, что в последние годы наблюдает обнищание тех, кто и до этого жил небогато. А с другой стороны мы видим, как развивается Одесса: элитные многоэтажки, бесчисленные жилые новостройки. Для чего и кого это строится?

Г.Т.: Знаете, у меня у самого есть такой вопрос.

BBC News Украина: Но городская власть выделяет земельные участки, то есть задействована в этом процессе.

Г.Т.: С этим вопросом нужно быть осторожным. У нас есть общественные деятели, которые во всем разбираются. Они себя называют активистами. Они говорят, что город выделяет много участков. Это не так. Многие из них выделяет не город. Это вторичный рынок.

Часто эти квартиры скупаются и там обустраивают мини-отели. Скупают за один раз пять-шесть квартир. Это очень популярно в Одессе. Это вызывает у нас трудности по сбору туристического сбора.

BBC News Украина: Активисты говорят о том, что зеленые зоны в Одессе застраиваются не всегда законно.

Г.Т.: Они вам называли объекты?

BBC News Украина: Земельные участки на Французском бульваре.

Г.Т.: На сессии городского совета мы разбирались по каждому пункту. Мы взяли одно предприятие, завод шампанских вин. Там ничего не строили. Там под эксплуатацию отвели участки в пределах собственного предприятия, а не на бульваре. В перечне было два объекта, которые не находятся на бульваре. Это старые, полуразрушенные здания, которые украли у города в 2010 году.

Из всех объектов остался один, право на застройку которого было выдано очень давно. Инвестор отселил оттуда людей под свой проект, потратив средства на это. Ни я, никто не имеет права нарушать его права, потому что завтра вообще никто не захочет инвестировать.

У активистов нет ни одного вопроса к компании Kadorr (ее владельцем является бизнесмен Аднан Киван. - Ред.). Они "трясут" только другие компании, которые тоже хотят строить. Она (компания Kadorr. - Ред.) начала давно застраивать зеленые зоны Одессы. Сначала они частично застроили санаторий Горького. Это зеленые зоны. Затем своими каменными глыбами застроили санаторий "Россия", затем - санаторий "Фонтан". Благодаря мне мы остановили этот беспорядок.

BBC News Украина: Вы можете назвать своего главного оппонента в Одессе, на которого постоянно намекаете?

Г.Т.: Я уже сказал. Это владелец компании Кадорр. Я не знаю, как ему удается получать решения суда о запрете проверки его предприятий. В санатории "Нефтяник" он построил около сотни тысяч квадратных метров. Под каменными джунглями там оказался целебный источник. Областная архитектурно-строительная инспекция запретила строительство, а суд запретил его проверку.

Я считаю, что то, что происходит сегодня, носит заказной характер. Не знаю, почему СБУ, полиция об этом молчат, хотя мне в частных разговорах говорят, что у них есть данные по финансированию так называемых активистов.

Комментарий основателя Kadorr Group Аднана Кивана BBC News Украина

Коррупционером может быть только человек, занимающий чиновничью должность и использующий ее для своего обогащения. Я никогда чиновником не был.

Я - один из активистов. Я могу сам себя финансировать, кормить? В Одессе есть настоящие общественные активисты. Некоторые чуть ли не отдали жизнь за свою позицию. Это - совесть города. На них нападали бандиты. Бандитская группировка чуть не убила Олега Михайлика. Нападали на Михаила Кузаконя, Светлану Подпалую, на других. У этих людей нет никакого бизнеса.

Я был солидарен с ними и пять лет назад. Если у нас не будет верховенства права, у нас не будет правильного государства.

Самое страшное в нашем городе сегодня - это бандитский дух.

Некоторых активистов я знаю, некоторых никогда не видел. Я никогда не видел Олега Михайлика до того, как на него напали. Я тогда прилетел из Лондона и сказал, что его убивают только потому, что он - совесть города.

Территорию санатория "Россия" мы купили в 2007 году. Она была приватизирована в 1992 году. На этой территории был склад, частично она стала промышленной зоной. Я купил ее у частной структуры, никогда не покупал ничего у государства. Мы все оплатили. В дополнение подарили Одессе больницу скорой помощи, которую город назло мне сделал коммерческой. Построили там два оздоровительных комплекса, гостиницу.

Санаторий "Фонтан" мы купили у частной компании. Я считаю, что когда территории санаториев принадлежат городу, то он должен продавать их на аукционе прозрачно и за лучшую цену. Изменение целевого назначения земельных участков бывших санаториев - это технический момент. Я не вижу здесь никакого греха ни с точки зрения закона, ни с точки зрения морали.

Что касается "Нефтяника", то там санатория как такового никогда не было. Там не было ни одного дерева, а вместо этого стояло большое количество недостроенных объектов. Мы его купили тоже у частных компаний. Мы получили все разрешения, заплатили налоги. Сейчас мы там строим современную школу и детсад.

Об Одесском аэропорте

BBC News Украина: Вы могли бы объяснить, почему пошли на мировое соглашение с инвесторами Кауфманом и Грановским относительно Одесского международного аэропорта после всех скандалов с ними? Следователи НАБУ оценили ущерб от этой сделки в 100 млн грн.

Г.Т.: Мы все руководствовались тем, что Одессе нужен аэропорт. На сессии горсовета приняли решение об инвестициях в аэропорт. У нас появился партнер. После этого город контролировал 25% в нем. Мы увидели, что происходят сбои в выполнении инвестиционных обязательств, и обратились в суд, чтобы заставить партнера их выполнить.

Мы требовали разорвать договорные отношения. У нас были и другие требования: выплата дивидендов, исправление отдельных статей договора. Суд первой инстанции удовлетворил наш иск, но отказал в части расторжения договора.

Копірайт зображення Unian
Image caption Военные учения "Си Бриз-2018" проходили в Одессе. Город стратегически важен для Украины с военной и экономической точки зрения

После этого решения мы добились, что в договоре с инвесторами наши исковые требования были учтены, в частности там были закреплены конкретные сроки сдачи аэропорта в эксплуатацию. Нам выплатили дивиденды. Кроме того, нам возвращали десять объектов (эти объекты не включают аэровокзал - Ред.).

Мы оказались в ситуации, когда, с одной стороны, наши требования выполнили. С другой - суд запретил нам разорвать договор с инвесторами, которые эти требования выполнили. Наши юристы понимали, что дело закроют.

BBC News Украина: А деньги, которые инвесторы вкладывали в аэропорт, уже после подписания мирового соглашения, не использовались в качестве гарантии для получения кредитов другими фирмами?

Г.Т.: Из материалов следствия я знаю, что они пытаются доказать, что якобы мировое соглашение позволило провести инвесторам какую-то операцию на определенную сумму. Это все притянуто за уши.

BBC News Украина: В каких производствах НАБУ вы еще сегодня фигурируете в той или иной роли?

Г.Т.: Я точно не скажу. Мне вручили подозрение в неправильном декларировании. Я так понял, что это будет постоянно происходить. К этому отношусь философски. Я сказал детективам, что давал и буду давать показания.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме