История трансгендера: "Жизнь была бы легче, если бы я брился"

Alok Menon Копірайт зображення Brian Vu/BBC

Алок Вайд-Менон - поэт и художник-концептуалист, который через информационные кампании привлекает внимание общественности к проблемам трансгендеров. Он создает смелые яркие портреты и распространяет их через социальные медиа. Однако его работы, как и он сам, нередко превращаются в объекты насмешек.

Когда я рассказал своей семье о том, что я - транс, одной из первых реакций была: "Но ты такой волосатый! Будет сложно избавиться от нежелательных волос, чтобы стать женщиной. Даже не начинай".

Большинство людей воспринимают мир через "двуполую призму": мужчины и женщины. Общество зациклено на идее, что транс-люди стремятся сменить пол, и не исследуют другие возможности гендерной идентификации. Однако главное - не гендерная принадлежность, а социальная роль, которая не соответствует биологическим свойствам трансгендеров.

В процессе смены пола я посещал группы поддержки, где мог, не боясь, рассказать о своем опыте и открыть для себя новые вещи.

Когда одевался как мужчина, это сбивало людей с толку, и они обращались со мной как с мужчиной. Когда же носил платье - относились ко мне как к женщине.

Некоторые члены группы говорили: "Если ты хочешь, чтобы тебя воспринимали как трансгендера, необходимо удалить волосы на теле и начать медицинский переход".

Эти комментарии огорчали, так как ненужных советов в моей жизни было и так достаточно. Однако больше всего огорчало то, что даже внутри этого сообщества существовали гендерные стереотипы и нормы красоты. "Ты не можешь быть женщиной и иметь тело, покрытое густыми волосами", - говорили они.

"Заботливые тролли" также всегда были рядом и высказывались в комментариях под моими фото в соцсетях.

Люди считают, что помогают, а мне бы хотелось, чтобы они мысленно спросили себя: "Этот человек, возможно, в чем-то нуждается. Почему бы не поинтересоваться?"

Alok Menon

Впервые я узнал, что должен ненавидеть волосы на своем теле, когда мне было 10. Моей старшей сестре исполнилось 13, и у нее на руках появился едва заметный волосяной покров. Это почему-то сразу стало делом каждого: все очень переживали, как его убрать. Мои многочисленные тетки наперебой рекомендовали варианты: от воска до выщипывания.

Это на меня очень подействовало. Я физически ощущал, как густые волосы покрывают все мое тело. А когда в 11 лет над верхней губой появился легкий пушок, я начал уговаривать отца позволить мне сбрить "усы". Он, конечно, отказал, и меня охватило отчаяние. В школе постоянно дразнили, обижали и называли "животным" или "грязным".

Выходом стали бритвы, которые я начал воровать у сестры и отца, чтобы тайком бриться в ванной комнате. Никто не учил меня пользоваться бритвой, поэтому я брился в неправильном направлении, только с мылом и водой. На лице появилась сыпь, а затем - зуд и жжение, но остановиться не мог.

Борьба с нежелательными волосами превратилась в бесконечный процесс - я брился, даже когда брить уже было нечего.

Скрыть "лохматость" помогала одежда с длинными рукавами. Я даже отказался от посещения бассейна.

При этом продолжал прятать тело, потому что не хотел, чтобы мои обидчики знали, как болезненно я реагирую на их нападки.

Мне исполнилось 10, когда произошел террористический акт 11 сентября 2001 (также известный как 9/11). Люди начали называть нас террористами.

Я вырос в маленьком городке в Техасе, где моя индийская семья относилась к национальным меньшинствам.

Короткая щетина на моем темнокожем лице внезапно превратилась в основание для подозрений и угроз.

Однажды кто-то сказал: "Почему твой народ сделал это с нами?"

Alok Menon

Мой 13-й день рождения стал для меня большим днем: папа сказал, что я наконец могу бриться. Очень хорошо помню этот момент - ощущение абсолютного счастья.

Отношение одноклассников постепенно изменилось: я вписался в коллектив светлокожих людей. Они больше не боялись меня, поэтому и не обижали.

В старших классах ситуация коренным образом изменилась: вдруг всех впечатлила моя способность отращивать бороду.

Я даже присоединился к группе под названием "Бороды за мир", где мы обсуждали антивоенную борьбу. Моя борода стала признаком пацифистских хиппи, а меня признали "самым экологически безопасным".

Не имею ничего против удаления волос, но это должно быть только моим решением.

Нам прививали очень ограниченные стандарты красоты. Светлая гладкая кожа без волос, стройное тело - каноны, которые скорее являются исключением.

У каждого есть немного волос на различных участках тела. Зачем же так строго цензурировать то, что заложено в нас самой природой?

Однако внешность - это замечательное средство манипуляции маркетологов. Если мы научимся принимать тело со всеми его несовершенствами, то бритвы, кремы, полоски воска утратят популярность. А индустрия красоты - миллионные контракты.

Мне нравится касаться волос на теле, это успокаивает, это как мое собственное теплое одеяло. Люблю, когда волосы выглядывают из-под платья. Это как аксессуар, дополняющий мой образ.

Alok Menon

Однако чрезмерный волосяной покров может иметь значительные последствия для трансгендеров.

Человек, не соответствующий общепризнанным гендерным критериям, не застрахован от издевательств. И места, где бы я чувствовал себя в безопасности, просто не существует.

Однажды, убегая от преследований на улице, я забежал в ресторан, и тут же все присутствующие стали меня бесцеремонно разглядывать. Даже в туалете найдется кто-то, кто посчитает необходимым оставить свой комментарий.

Для трансгендеров есть принципиальное различие между тем, чтобы быть видимым и выбирать видимость. Именно из-за видимости нас преследуют в интернете и на людях. Правда в том, что каждый день я получаю исполненные ненависти сообщения от троллей в социальных сетях.

Это ужасно, когда так обижают. Исследования показывают, что у трансгендеров чрезвычайно высокий уровень посттравматического стрессового расстройства от постоянного преследования.

Это сделало меня очень тревожным, я непрерывно ощущаю угрозу. Даже, когда один или в обществе друзей. Тревога повлияла на мое физическое состояние и "вылилась" в хроническую боль в суставах.

Один из лучших способов избавиться от стресса и напряжения - творчество.

Создание фотопортрета - это художественный акт, и я обязательно приобщаю к участию в своих проектах трансгендеров.

Для меня это важно. Общество пытается избавиться от нас, и мы должны отвоевать свое место под солнцем.

Демонстрируя себя, я создаю ресурс для других людей. Правда в том, что многие люди не знают, что можно жить жизнью, несоответствующей своей гендерной роли.

Мои смелые образы - своего рода освобождение, птичий полет на грани абсолютной свободы.

Жизнь была бы легче, если бы я брился. Но почему я должен это делать только ради того, чтобы окружающие чувствовали себя более комфортно?

Волосы на теле и высокие пышные прически - это мой способ сказать миру: "Я здесь, чтобы жить!"

Alok Menon

Фото Брайана Ву.

Рассказала Элейн Чонг.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме