"Вернуться? Это - невозможно, там война". Квартирный вопрос переселенцев. Что изменилось за 5 лет.

Мітинг Копірайт зображення UNIAN

Пять лет войны, около миллиона вынужденных переселенцев. По данным агентства ООН по делам беженцев, большинство из тех, кто бежал от конфликта, не хотят возвращаться. И главное условие интеграции в новое общество - наличие жилья.

"70% переселенцев, по оценкам международной организации миграции, не планируют возвращаться назад и поэтому для них очень важно иметь собственное жилье", - объясняет советник по правовым вопросам агентства ООН по делам беженцев Лидия Кузьменко.

По данным Министерства социальной политики, количество вынужденно перемещенных лиц составляет в среднем полтора миллиона человек. Представители агентства по делам беженцев говорят о цифре от 800 тысяч до 1 миллиона. Различие в 200 тысяч связано с тем, что некоторые постоянно не проживают на территории, подконтрольной Украине.

"Главное, чтобы вообще было жилье". Приветливо неприветливый город Старобельск

Первые две недели мы следили за происходящим. Телевизор, интернет - у кого что было. И смотрели, как движется линия фронта. Вот-вот, вот сейчас", - вспоминает Оксана Очкурова.

Трое детей, старшему - 16 лет, младшему - едва исполнилось 8 месяцев, дом и работа в доме культуры. Покинуть Стаханов семья Очкуровых решила после появления на улицах техники и боевиков. Тогда многие уехали, город словно вымер, вспоминает Оксана. Люди надеялись переждать.

До территории, контролируемой Украиной, преодолели 11 блокпостов. Из-за информационного вакуума и постоянных слухов ждали угрозы и от украинских военных.

"Нас встретил украинский военный. Тогда он был в шлепанцах, униформы не было. Совсем молодой, немного старше моего старшего сына. Он увидел, что у нас дети в машине. Несет горсть конфет. Говорит - у вас дети, угощайтесь. Эти конфеты по машине рассыпались, я сижу плачу. Думаю - все, я уже в Украине, мне нечего бояться".

Копірайт зображення Антон Авижас
Image caption Оксана Очкурова с семьей живет у родственников в Старобельске. "Уже нет такого понятия, что мне нужны комфортные условия, жилье. Мне главное, чтобы оно вообще было, чтобы здоровье было, чтобы было безопасно", - говорит она

Очкуровы поселились в Старобельске. Здесь они до сих пор делят дом с родственниками. Год не разбирали вещи, а недавно все-таки приобрели шкаф. Из-за недостатка места Оксана с мужем до сих пор обитают в летней кухне.

"После 2014 года изменились все ценности. Уже нет такого понятия, что мне нужны комфортные условия, жилье. Мне главное, чтобы оно вообще было, чтобы здоровье было, чтобы было безопасно", - признается Оксана.

Населения Старобельска вместе с районом составляет около 46 тысяч жителей. 29 тысяч - зарегистрированные переселенцы, постоянно проживают до 8 тысяч.

Жилищный вопрос решили с помощью аренды, которая с появлением новых жителей города подскочила до 2,5-3 тысяч гривен.

Старобельск Оксана Очкурова называет не особо дружелюбным к переселенцах. Согласно исследованиям, сделанным ее общественной организацией "Эффективная община", занимающейся проблемами ВПЛ, люди не хотят оставаться здесь, а значит и получать собственное жилье.

"Кого что удерживает: у кого-то работа, у кого-то ребенок учится в начальной школе и родители не хотят переезжать. На данный момент они хотели бы получить социальное жилье".

Социальное/временное. Баллы на жилье

Случаи получения именно социального жилья единичны, говорит Лидия Кузьменко. Во-первых, претендовать на него могут только самые нуждающиеся, сумма дохода которых не превышает прожиточный минимум. А еще большую роль играет желание и степень привлечения именно местных органов власти.

"Как например нам в Тернополе сказали: "Мы сначала решим проблемы всех своих людей, а потом уже переселенцев. Хотя и для своих у них нет фонда социального жилья", - отмечает советник по правовым вопросам.

Одним из самых удачных проектов социального жилья в агентстве по вопросам беженцев называют общежития, отремонтированные за счет международных доноров в Днепре, Харькове и на территории Донецкой области.

В июне этого года Кабинет министров утвердил постановление №582, разработанное Министерством по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. Речь идет о механизме распределения и предоставления временного жилья переселенцам.

Программа прежде всего направлена на семьи с несовершеннолетними детьми, пенсионеров, людей с инвалидностью и тех, кто потерял работоспособность. Прозрачность распределения жилья должна обеспечивать балльная программа. Баллы устанавливаются по степени уязвимости, и чем они выше, тем больше шансов получить временное жилье. По результатам пилотных проектов МВОТ, реализованных в некоторых городах с 2017 года, удалось обеспечить жильем 600 внутренне перемещенных лиц.

Участником этого пилота был Кривой Рог. Но именно здесь власть хотела бы внести некоторые изменения в постановление. Речь идет о привлечении профессиональных специалистов. Их - 5 тысяч из 17,5 тысяч переселенцев.

"Мы не можем предоставить (временное. - Ред.) жилье для переселенцев, имеющих профессию, высшее образование. Например, медицинский персонал с высшим образованием. Те же учительницы, те же инженерные специальности. Потому что есть привязка к минимальному доходу. По кривому Рогу это составляет около 2700 - 2800 гривен. Мы понимаем, что профессиональный специалист, имеющий высшее образование, то же медик или учитель, получит заработную плату официально выше и фактически не может получить это жилье", - объясняет директор Департамента развития инфраструктуры Кривого Рога Иван Карый.

5 лет в общежитии

"Заходим в комнату, видим кровать, одну тумбочку, шкаф и все, больше ничего ... Что делать? Бросить это, уехать? Вернуться обратно? Но обратно - уже невозможно. Там идет война", - Владимир Мороз вспоминает свои первые впечатления от нового дома.

В комнате общежития Луганского национального университета в Старобельске преподаватель педагогики с женой живет пятый год подряд.

Из Луганска супруги выезжали с небольшим чемоданчиком - в нем документы и вещи первой необходимости. Даже сбережения оставили дома. Ехали в последним поездом. Уже тогда находиться дома было опасно. Особенно обстрелы усиливались ночью. Ранее пришлось эвакуировать студентов ВУЗа. 1 мая 2014 года общежитие университета захватили боевики.

Копірайт зображення Антон Авижас
Image caption Преподаватель Владимир Мороз уже пятый год живет с женой в общежитии в Старобельске

"Всех студентов они искали, чтобы не было прописки из Западной или Центральной Украины. Только должна была быть луганская прописка, - объясняет Владимир Мороз. - Но мы успели предупредить таких студентов заранее. Сказали - выезжайте, чтобы вас здесь не было".

Университет переехал в Старобельск, здесь был один из филиалов ВУЗа. На преподавателей и студентов - одно общежитие.

"У кого-то просили подушки, у кого - матрасы, у кого - то еще что-то", - говорит Владимир.

Сейчас отремонтировано за счет учебного заведения и заселено еще одно общежитие. Но проблемы с жильем остаются насущными. Только преподавателей в университете свыше 3 тысяч.

Помощь ищут у западных доноров. Несмотря на невозможность получить жилье в Старобельске, Владимира с женой держит в университете работа.

"Я 5 лет не сидела за семейным столом"

Решением жилищного вопроса могли бы стать, по мнению представительницы агентства ООН по делам беженцев, инновационные программы. Например, контракт на работу с предоставлением жилья. Такая программа по словам Лидии Кузьменко, с привлечением иностранных средств была опробована в Мариуполе. Работой и жильем обеспечивали медиков и учителей из числа переселенцев.

Светлана Пономарева рабочее место для себя создала сама. Юрист по специальности, год назад она написала бизнес-план, получила грант на оборудование и изготавливает выпечку.

"Я 5 лет уже не сидела за семейным столом. Я не знаю, что такое семейные праздники", - говорит Светлана. Ее родной Молодогвардейск сейчас - неподконтрольная Украине территория.

Там у Светланы остался разрушенный родительский дом и трехкомнатная квартира.

Копірайт зображення Антон Авижас
Image caption "Я 5 лет уже не сидела за семейным столом. Я не знаю, что такое семейные праздники", - говорит Светлана Пономарева

В Очакове Николаевской области - арендованное жилье с условиями, не совсем пригодными для жизни:

"Все, что удалось собрать, одноместная кровать, железная, еще из тех старых, используемых в больницах. Это матрасы, которые я взяла в волонтерском центре, стол старый, мебель 1950-х годов. Но, по крайней мере, не холодно. Есть печка" , - объясняет Светлана.

В Николаевскую область женщина выехала вслед за 10-летним сыном. Летом 2014-го детей из Молодогвардейска вывозили в лагеря на море. Более 30 километров до Луганска Светлана преодолела пешком. Из-за активных боевых действий транспорт почти не ходил. В Очакове оказалась без друзей и поддержки.

Понимание того, что вернуться домой в ближайшее время не получится, пришло примерно через год. Впоследствии встал вопрос и о собственном жилье. Но участие в любой программе в курортном городе оказалась невозможным.

"Программа 50 на 50 не работает. Нет нового жилья. Нет социального жилья, нет временного жилья. И нет земли под застройку", - озвучивает Светлана результаты прошлогоднего круглого стола переселенцев с местными властями.

Программа доступного жилья для переселенцев работает с 2017 года. Именно по этой программе внутренне перемещенные лица могут получить жилье в собственность. И рассчитана она на платежеспособных людей. Ведь, по условиям, 50% стоимости квартиры оплачиваются без рассрочки.

Сейчас желающих зарегистрировано 8 225 семей. Но количество тех, кто все-таки получил заветные квадратные метры, не велико. В 2017-м году - это 68 семей, в 2018-м - 171 семья, в нынешнем - пока 28 семей.

Первый заместитель председателя правления "Держмолодьжитло" Иван Парух говорит, что объемы финансирования из госбюджета невелики.

Копірайт зображення Антон Авижас
Image caption Юрий Зыков, бывший шахтер из Горловки, за последние годы успел побывать на заработках в Польше и вернуться в Украину

"Наша идеальная модель этой программы предусматривает, что когда доходит очередь до какой-то конкретной семьи, у них должно быть право выбора: либо государство ей оплачивает 50% стоимости жилья в виде разовой субсидии, либо предоставляет доступный кредит. И тогда мы можем таким механизмом покрыть весь сегмент экономически активной части внутренне перемещенных лиц", - объясняет Иван Парух.

В числе идей о возможности получения собственного жилья переселенцами в агентстве ООН по делам беженцев называют аренду с правом выкупа или оплату равными частями.

"Самостоятельно вот так вопрос не решить. Просто как отдельный гражданин, вы придете в органы местного самоуправления и скажете - да, мне нужно решить вопрос с жильем. Вам пожмут мужественно руку и скажут "до свидания". А когда вы вместе и умеете работать с властями - это другой вопрос", - добавляет председатель общественного объединения переселенцев Виннице "Общее дело" Юрий Зыков.

Бывший шахтер из Горловки с 2014 года успел побывать на заработках в Польше, ремонтировал квартиры вместе с женой. А в 2015-м году с другими переселенцами создал общественную организацию.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Новости по теме