Архив СБУ: как впервые увидеть фото прадеда

СБУ Архив Копірайт зображення SBU archives
Image caption Один из законов о декоммунизации предусматривает открытие архивов репрессивных органов

Государственный архив Службы безопасности Украины на 96% состоит из документов, которые остались в наследство от советских спецслужб.

Архив этот частично рассекречен и содержит колоссальный массив информации, в частности, о том, как КГБ и его предшественники следили за людьми в Украине и за ее пределами.

Благодаря этому не только историки, но и обычные люди могут окунуться в более чем 70-летнюю историю УССР, а также взглянуть на неё глазами сотрудника спецорганов.

О том, как можно узнать свое прошлое или прошлое своих родных, а также что скрывают пожелтевшие от времени документы рассказал в интервью для ВВС Украина директор Архива СБУ Андрей Когут.

Что можно найти в архиве СБУ

Копірайт зображення Andriy Kohut
Image caption Андрей Когут возглавил Отраслевой государственный архив СБУ в начале 2016 года, а до этого работал в многочисленных общественных организациях

ВВС Украина: Что представляет собой архив СБУ, а фактически архив украинского КГБ?

Андрей Когут: На самом деле это архив не только КГБ, но и всех его предшественников, начиная с ЧК ("Чрезвычайной комиссии" - первый аналог КГБ, образованный большевиками. - Ред.), когда в Украине появилась оккупационная большевистская власть в 1917-1918 гг., и заканчивая КГБ в 1991 году.

Дела могут содержать и более давние документы, изъятые во время обысков в качестве вещественных доказательств, - личные документы, удостоверения, метрики.

В первые годы установления советской власти имели место массовые репрессии офицеров, которые "проходят" преимущественно как "белогвардейцы" или "петлюровцы". Часто в их делах можно найти удостоверения, выданные Действующей армией УНР (Украинской Народной Республики. - Ред.) или армией Гетманата.

В целом наши фонды можно разделить на четыре блока.

Самый большой - личные дела. Это уголовные дела нереабилитированных лиц - тех, кто не попал под действие закона о реабилитации. У нас до сих пор действует старый советский закон, кстати. Кроме того, здесь - документы реабилитированных. Дальше идут дела сотрудников органов коммунистических спецслужб: ЧК, МГБ, НКВД и КГБ. А также дела агентов и "литерные дела" - тех, за кем велось наблюдение.

Второй блок - около тысячи дел - фонд печатных изданий КГБ. Это не только учебные пособия и исследования, но и брошюры по розыску "контрреволюционеров", "бандпособников" и т.д. То есть списки лиц, находящихся в розыске. Другая часть - "образцовые дела" и антологии. Первые направлялись в различные советские республики и должны были служить пособием для ведения уголовных расследований. Благодаря этому мы сейчас имеем документ о "Деле харбинцев" на Дальнем Востоке и другие дела из Центральной Азии или Закавказья. Они, кстати, в других архивах закрыты (в России. - Ред.).

Копірайт зображення SBU Archive
Image caption Фото из архива: участники УПА из Ивано-Франковской области и бофоны (денежные квитанции, выпускавшиеся и распространявшиеся в 40-х и 50-х годах XX века на территориях, где действовала Украинская повстанческая армия)

А антологии - это трофейные документы различных организаций, с которыми боролся КГБ. Здесь основной массив информации касается ОУН (Организация украинских националистов. - Ред.) и УПА (Украинская повстанческая армия. - Ред.) - тех, кто причинил НКВД и КГБ больше всего хлопот. Были отобраны документы, которые в КГБ считали наиболее показательными для борьбы с ОУН. Поэтому КГБэшники фактически создали для нас сборник документов по ОУН и УПА.

Третий блок - документы различных подразделений КГБ. Одним из наиболее интересных является фонд секретариата - переписка между КГБ и другими учреждениями, в первую очередь - ЦК КПУ... В этих письмах КГБ информировал Компартию и другие инстанции о том, что происходило в УССР.

И четвертый блок - фонд нормативно-распорядительных документов. Это приказы и инструкции коммунистических спецслужб. Эти документы интересны тем, что показывают, каким образом была организована деятельность КГБ.

В других архивах, например, в Прибалтике, их сохранилось немного. После того, как в Германии в ходе демократических протестов были захвачены архивы Штази (Министерства госбезопасности ГДР. - Ред.), во всех остальных странах Центральной и Восточной Европы в КГБ начали готовиться...

Например, в странах Балтии архивы почистили по максимуму.

Копірайт зображення SBU archives

ВВС Украина: А в Украине?

А.К.: В 1990 году был издан приказ №00150 - у нас нет его текста, но мы знаем, что в нем речь шла о необходимости чистки архивов, которая и была проведена. В первую очередь чистили документы, компрометирующие сотрудников спецслужб, а также "честные имена коммунистов". Особенно это касается периода 1980-х годов, реже - 1970-х. Ситуация сложилась так, что чем дальше от наших дней, тем больше документов сохранилось.

Есть слухи, что в 1990-1991 гг. документы вывозили в Россию, но подтверждений этому, кроме слухов, нет.

То, что было уничтожено, фиксировалось в специальных тетрадях-журналах. Но многие из них также были уничтожены. Поэтому невозможно выяснить, что и сколько было уничтожено.

Как искать

Копірайт зображення SBU archives
Image caption Алгоритм поиска состоит из нескольких этапов, первый из которых - обращение - может занять от нескольких дней до месяца

ВВС Украина: Как обычный человек может получить какую-либо информацию в архиве?

А.К.: Прежде всего, следует написать обращение или запрос. Это можно сделать, придя к нам в Киеве на Золотоворотскую, 7 (Центральное управление СБУ. - Ред.), или же написать нам электронное или обычное бумажное письмо. Все необходимые данные размещены на сайте СБУ, в том числе образцы обращений. Их мы регистрируем как официальные письма, на поиск информации и ответ отводится месяц.

Часто мы предоставляем не только информацию о том, есть ли в нашем распоряжении такие документы, но и советуем, куда еще можно обратиться.

Например, документы о депортации, выселении и раскулачивании хранятся в архиве МВД и его региональных структурах. У нас остались материалы, касающиеся уголовных дел по политическим статьям.

Кроме того, в начале 1990-х дела реабилитированных начали передавать в государственные архивы. Туда же попали дела остарбайтеров, лиц, побывавших в немецком плену, а также тех, кого судили по уголовным статьям. Поэтому с этими вопросами следует обращаться в областные государственные архивы или в центральный архив.

Копірайт зображення SBU archives
Image caption Дела могут находится в разных архивах, не только в СБУ, и это затрудняет поиски

ВВС Украина: Что предполагает собой второй этап?

А.К.: Мы предоставляем письменный ответ. Если документ находится в нашем распоряжении, мы сообщаем, что обратившийся может прийти к нам. Если речь идет о регионах, мы указываем, что следует связаться с региональным отделением и предоставляем имя и контактный номер ответственного лица.

Человек связывается с нами и договаривается о времени, когда он может прийти и поработать с делом.

Следующий шаг - оформление пропуска, ведь архив находится в помещении СБУ.

Далее обратившийся приходит к нам в архив, где может ознакомиться с делом. Допускается фотографирование (без вспышки) документов - это бесплатно.

Если затруднительно приехать к нам (из России или США) или просят оцифровать документы, то мы спрашиваем, какие требуются копии, и делаем их в порядке живой очереди. К сожалению, у нас только один сканер, поэтому это не всегда бывает быстро.

Также отправляем ксерокопии по почте, а электронные копии - на электронный адрес.

Копірайт зображення SBU archives
Image caption КГБ вел архив не для открытого доступа

ВВС Украина: Как долго ждать ответа после подачи запроса?

А.К.: Все зависит от того, насколько хорошо обработаны запрашиваемые документы. Если речь идет об уголовном деле, которое хранится у нас, то ответ может быть предоставлен в течение недели, иногда даже на следующий день.

Влияет также количество обращений, поступивших в течение недели.

В законе сказано, что мы должны дать ответ в течение месяца. Иногда по почте он может идти на несколько дней дольше...

Архив создавали КГБшники для себя - не для ознакомления граждан или исследователей. Поэтому у нас нет того инструментария, который есть в других архивах, - системы каталогов и картотек. У нас есть информация, часть которой была уничтожена, а другая часть требует уточнений.

Например, могут совпадать названия дел. Вот есть условное дело "Переправа" - дел с таким наименованием может быть четыре-пять. Поэтому надо выяснять, какая именно "Переправа" вам нужна.

Копірайт зображення SBU archives
Image caption Создать доступный онлайн-архив документов пока не представляется возможным, говорят в СБУ

ВВС Украина: Оцифровываете ли вы документы?

А.К.: Да, это, прежде всего, касается запросов, поступающих от частных лиц, а также в рамках исследовательских проектов, которые мы ведем с украинскими и зарубежными институтами.

Повторюсь, в нашем распоряжении - только одно устройство для оцифровки. Это тот момент, который хотелось бы улучшить, но понятно, что, когда спецслужба нуждается в средствах из-за войны, просить о сканере - здесь есть определенные сложности.

Будет ли интернет-архив?

ВВС Украина: Планируете ли вы создавать сайт, где можно было бы найти оцифрованные дела?

А.К.: Для того, чтобы что-то публиковать, мы должны создать специальный информационный ресурс, который должен пройти проверку и получить лицензию Государственной службы защиты информации. Это сложный процесс, требующий огромного ресурса, и мы как государственное архивное учреждение не можем пройти все эти этапы и потратить средства, необходимые для получения сертификата.

В то же время мы сотрудничаем с общественной организацией "Центр исследований освободительного движения", которая создает свой электронный архив. Вместе с ними мы публикуем выборки данных к годовщинам исторических событий.

Копірайт зображення ssu.gov.ua
Image caption В КГБ СССР боролись с теми, кто пытался чтить память жертв Бабьего Яра

Например, последняя выборка была о том, как КГБ боролся с памятью о трагедии Бабьего Яра. В 1960-1970-х годах они противостояли еврейской и украинской общинам, которые пытались чтить память жертв Бабьего Яра. В советской Украине можно было чествовать память только советских граждан, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков.

Там не было места ни евреям, ни украинским националистам. Когда евреи, украинские диссиденты и общественные деятели приходили в Бабий яр, чтобы организовать памятные мероприятия, их прогоняли, задерживали, прибегали к превентивным мерам, чтобы ничего там не проводилось.

Волынь

Image caption Документы архива могут помочь избежать слишком упрощенного и искаженного взгляда на события, произошедшие на Волыни в 1943 году

ВВС Украина: Исследовалась ли ситуация, произошедшая на Волыни в 1943 году?

А.К.: Здесь есть еще поле для работы, но то, что было обнаружено в наших документах, по большому счету, не расходится с видением некоторых украинских историков, однако довольно сильно расходится с позицией польских историков.

Мы не считаем, что произошедшее было исключительно односторонней акцией - только украинцы против поляков. Материалы свидетельствуют о том, что это было кровавое взаимодействие - когда сегодня поляки убивали украинцев, завтра украинцы убивали поляков, а послезавтра все повторялось снова.

С помощью документов мы хотим установить, кто, что и где совершил. Потому что не всегда можно "списать" убийство мирного населения - поляков или украинцев - на акт мести за какие-либо предыдущие акции.

Image caption Фильм "Волынь" - один из факторов актуализации болезненной темы и в Польше, и в Украине

Вопрос Волынской трагедии требует пристального внимания, ведь масштаб политических манипуляций и в Польше, и в Украине начинает зашкаливать.

Поэтому с помощью информации из наших архивов нужно показать, что слишком упрощенные теории о том, что кто-то вдруг решил убивать людей по идеологическим причинам, не работают.

Участников конфликта было гораздо больше - и до, и после Волынской трагедии - не только украинцы и поляки. Были еще немецкие оккупационные власти, были советские партизаны, была немецкая вспомогательная полиция, в состав которой в разные периоды входили и украинцы, и поляки, были подразделения армии союзников Германии, была польская Армия Людова. То есть действующих лиц было много, и ограничиться лишь двумя участниками - это упростить проблему до невозможности.

Думаю, впереди еще достаточно открытий. Большая часть документов по этой теме находится в открытом доступе, но для того, чтобы они стали известны широкой аудитории, с ними должен поработать среднестатистический историк.

Зачастую то, что хранится в делах, требует тщательного критического анализа. Нельзя просто взять какой-то протокол допроса, который начался в 10 вечера и закончился в 10 утра, и сказать, что все описанное в нем - правда. Нередко в делах, в том числе и о польско-украинском противостоянии, представлена противоположная информация. Понять, что достоверно, а что было выбито под пытками, как раз и является задачей историка, который сопоставит эти данные с другими источниками.

Было бы преждевременным делать какие-либо выводы на основании документов коммунистических репрессивных органов. Может оказаться, что именно этот документ КГБшники или НКВДшники подготовили с целью провокации или для проведения спецоперации. Такие случаи нам также известны.

Найти агента

Копірайт зображення SBU archives
Image caption Архивы дают возможность увидеть фото родственников, о которых порой известно только из семейных рассказов

ВВС Украина: Какие человеческие истории вас больше всего поразили?

А.К.: Однажды у нас в хранилище снимали Babylon'13 (Украинское объединение кинодокументалистов. - Ред.), и их продюсер сказал, что его прадед был в НКВД и ему интересно было бы узнать о нем. Прадед был из России, но последнее письмо прислал, кажется, из Кривого Рога.

Мы посмотрели - и нашли его дело. Таким образом этот человек впервые увидел фотографию своего прадеда. Он был приятно удивлен, что вот, оказывается, все это можно найти.

Вообще очень впечатляют истории, когда люди ищут и находят фотографии родственников, которых они живыми не застали, а просто знали, что те были репрессированы.

ВВС Украина: Кстати, разыскивают ли родственники репрессированных ответственных за репрессии членов их семей?

А.К.: У нас было два запроса о том, кто был агентами в деревне. Это даже не процент от общего количества обращений.

ВВС Украина: Но вы предоставляете такую информацию?

А.К.: Для того, чтобы установить, кто был агентом в деревне, надо провести историческое расследование событий. Списки агентуры довоенного и военного периодов сохранились, а послевоенного - все были уничтожены.

Конечно, чисто теоретически, попытаться установить можно. Очень часто люди, которые жили в тот период, и так знают, кто и где был агентом. А чтобы нам это выяснить, нужно иногда задействовать целую группу, поработать в других архивах. Мы физически не способны провести такой объем работ. За неделю мы порой получаем до тысячи запросов и обращений. И приоритетом все-таки является предоставление информации о родственниках.

Если же человек хочет узнать, кто именно послужил причиной той или иной трагедии, он может прийти в архив и самостоятельно поработать с документами. Однако, я не замечал желания людей отомстить, тенденции такой нет.

Новости по теме