Чернобыль: что рассказать детям?

Рисунок Чернобыля
Image caption Рассказывая детям о Чернобыле, нужно избегать неискреннего пафоса, говорит философ Мирослав Попович

Первая видеоигра о Чернобыле появилась в 1987 году. С тех пор о катастрофе на ЧАЭС созданы десятки фильмов, компьютерных стрелялок, песен и книг, но значит ли это, что украинцы реагируют на Чернобыль разумно и усваивают уроки ядерной трагедии?

Эксперты не имеют на этот счет единого мнения. Евгений Головаха, заместитель директора Института социологии НАНУ, говорит, что реакция украинцев на ядерную катастрофу вполне соответствует уровню опасности. Тогда как доктор философских наук Мирослав Попович считает, что общество до сих пор находится в хмелю от красного вина, которое в 1986 году пили большими дозами, чтобы выводить радионуклиды.

В любом случае, постчернобыльскую молодежь следует воспитывать так, чтобы слова "экология" и "ответственность" не были для нее чем-то сугубо теоретическим, соглашаются эксперты. А показные пафосность и отчаяние на тему Чернобыля следует заменить научной оценкой его последствий.

"Трагедия целой цивилизации"

За 27 лет, минувшие после катастрофы, отношение украинцев к ней естественным образом сглаживается, говорит Евгений Головаха, заместитель директора Института социологии НАНУ.

С 1992 года социологи регулярно спрашивают украинцев о том, как Чернобыльская катастрофа, по их мнению, сказалась на состоянии их здоровья. Если 20 лет назад более 40% опрошенных говорили, что радиация из Чернобыля - это фактор ухудшения их здоровья, то сейчас так считают только 15% респондентов, говорит г-н Головаха.

При этом более трети из них признают, что катастрофа на ЧАЭС до сих пор существенно влияет на их здоровье.

Все же люди считают, что Чернобыль все больше становится прошлым, делает вывод социолог.

По мнению г-на Головахи, реакцию украинцев на трагедию вполне можно назвать адекватной.

"Ведь это действительно была страшная техногенная катастрофа", - говорит он.

Однако с такой оценкой не согласен доктор философских наук Мирослав Попович.

"Я убежден, что мы и тогда неадекватно ее восприняли, и сейчас неадекватно воспринимаем", - говорит он.

В солнечные весенние дни 1986 года, когда люди только начали узнавать о катастрофе, в обществе царило неестественно возбужденное настроение, вспоминает философ. Катастрофа породила много анекдотов, и людям было больше смешно, чем страшно, добавляет он.

Вот одна из шуток того периода, которых много в интернете:

- Какие у вас огромные арбузы!- Это не арбузы, это виноград.- А кабачки какие большие!- Это горох.- А соловей как поет!- Это не соловей, это счетчик Гейгера.

Конечно, появление таких анекдотов частично можно списать на форму психологической защиты. Однако, по мнению г-на Поповича, Чернобыль и тогда, и сейчас должен стать не объектом шуток, а символом "бездумного индустриального маразма", создатели которого игнорируют технологические риски.

"Это была невидимая смерть. Все заливали красным вином. И под действием этого красного сухого мы остаемся до сих пор", - говорит ученый.

"Трагедию Чернобыля должны были бы рассматривать как трагедию целой цивилизации, которая не считается с рисками, а считается с возможной прибылью", - добавляет г-н Попович.

Чернобыль в культуре

"Герои очень правдоподобны... Голоса в основном украинские, но, по-моему, это круто, потому что когда они обращаются к тебе, то говорят на английском, все по-честному... Атмосфера наполнена монотонной, но жуткой музыкой... Чувствуешь, что произошло что-то плохое... Эти пейзажи, правдоподобные изображения заброшенных деревень, домов, даже Припяти, которая меня завораживает!", - так на сайте IMDB иностранный геймер описывает свои впечатления от украинской видеоигры S.T.A.L.K.E.R.

Сейчас на тему Чернобыля существует несколько видеоигр, десятки художественных и документальных фильмов и книг и даже компьютерный вирус.

Упоминания и намеки на Чернобыль звучат в песнях Дэвида Боуи, Адриано Челентано, Kraftwerk и таких украинских музыкантов, как "Скрябин", "Братья Гадюкины" и Тарас Петриненко.

Однако, по словам Мирослава Поповича, отображение Чернобыля в культуре еще не свидетельствует о том, что общество усвоило уроки этой трагедии.

"В истории культуры редко большие выдающиеся социальные явления - как радости, так и катастрофы, - находят непосредственное отражение. Это необязательно должно быть о Чернобыле. Образ несчастья может найти самые разнообразные воплощения", - говорит философ.

Ученый, которому уже 83 года, говорит, что не пошел бы ни на один фильм о Чернобыле, каким бы хорошим он не был, так как для него эта тема слишком болезненна.

"Например, я не смотрю фильмы о войне, я ее хорошо помню, но это не значит, что я не живу этим", - добавляет философ.

"Театрализованный плач"

Для того, чтобы Чернобыльская катастрофа не повторилась, нужно воспитывать детей в духе ответственности за угрожающие технологии и развивать у молодежи экологическое сознание, говорит социолог Евгений Головаха. Ведь катастрофа в СССР, по его словам, кардинально отличается от аварии на японской "Фукусиме" тем, что в случае Чернобыля во всем виноваты только люди, а не стихийные явления.

Однако драматизировать ситуацию не стоит, говорит ученый, поскольку следующему поколению в любом случае придется приспособиться к новому "обществу риска", как его называют социологи.

"И в этом смысле их надо готовить к жизни именно в таких условиях", - добавляет он.

Мирослав Попович предостерегает от неискреннего пафоса в теме Чернобыля, которым традиционно злоупотребляют украинцы.

"Театрализованный плач - это то, что мы очень легко запускаем в культуру, чтобы как-то отметиться, и это является профанацией глубокого переживания", - говорит философ.

По его мнению, на смену общим фразам и оценкам грядет обоснованный научный анализ трагедии. Как пример, г-н Попович приводит высказанные СМИ данные о количестве смертей, прямо или косвенно связанных с аварией на ЧАЭС: от 200 тысяч до 1 миллиона.

"Ничего себе прыжок!, - возмущается ученый, - 200 тысяч и миллион. Это такая приблизительность, которую нельзя простить. Оно все должно быть зафиксировано".

"Трагедию, которая называется Чернобыль, предстоит пережить все. И даже детям, которые еще тогда не родились", - говорит Попович.

Новости по теме