Эксперт по энергетике Михаил Гончар: преобладает вектор вниз

Михаил Гончар
Image caption Михаил Гончар считает, что украинские власти "сломались" из-за давления России, в том числе и газового

За семь дней, прошедших с тех пор, как правительство решило приостановить подготовку к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС, президент и премьер сделали ряд заявлений о возможности серьезных изменений в энергетических отношениях Украины как с Россией, так и с ЕС.

В разговоре с ВВС Украина директор энергетических программ центра "Номос" Михаил Гончар рассказал, что некоторые из этих изменений могут повлечь за собой разрушение Соглашения об ассоциации с ЕС, остановку международных энергетических проектов в Украине и будет способствовать развертыванию Украины к интеграции с Таможенным союзом.

ВВС Украина: Президент Янукович в интервью телеканалам заявил, что Киев рассматривает возможность выхода из Третьего энергетического пакета ЕС, поскольку европейские страны дали согласие на строительство газопровода "Южный поток".

Реализация этого проекта, по мнению украинского президента, вызовет еще большее сокращение транзита российского газа в Европу по территории Украины. С другой стороны, именно благодаря правилам работы европейского энергетического рынка, определенных во Втором и Третьем энергетических пакетах, Украина сейчас имеет возможность получать хоть и небольшие, но альтернативные российским и более дешевые объемы газа из Европы - через Польшу и Венгрию.

А сегодня министр энергетики сообщил, что аналогичное соглашение со Словакией также почти готово к подписанию. Создается впечатление, что движение идет в совершенно противоположных направлениях. Какой вектор преобладает ?

Михаил Гончар: Преобладает вектор вниз. Не вперед, не назад, и не в сторону. Что касается высказывания президента о Третьем энергопакете, то нельзя выходить из того, куда еще не вступали. В октябре 2011 года Украина получила от европейского Энергетического сообщества предложение присоединиться к Третьему энергетическому пакету. За прошедшее время украинская сторона не сказала ни "да", ни "нет". Поэтому выходить пока не из чего. Даже второй энергопакет только начали воплощать, но еще не завершили.

Что касается "Южного потока", на данный момент этот проект реализуется Россией на двустороннем уровне с отдельными странами Евросоюза. Еврокомиссия же имеет совершенно четкую позицию: для проекта "Южный поток" не может быть исключений из правил Третьего энергопакета. И страны ЕС, по территории которых пройдет этот газопровод, должны четко закреплять доминанту европейского энергетического права во всех контрактах с Россией.

То есть для Украины членство в Третьем энергопакете было бы дополнительной точкой опоры при переговорах с Россией.

Но, возвращаясь к "выходу из чего-то". Украина может выйти из Договора энергетического сообщества, о чем президент Янукович также уже заявлял. Но если такое случится, это будет означать, что разрушен не только процесс выполнения Украиной обязательств, взятых при вступлении в европейское Энергетическое сообщество. Будет разрушена конструкция Соглашения об ассоциации с ЕС, потому в разделе 11 четко указано, что Договор энергетического сообщества является элементом Соглашения об ассоциации в части энергетики.

Если предположить, что по словам президента пойдут действия, а Россия побуждает именно к этому, то ни о каком подписании Соглашения об ассоциации в недалеком или более отдаленном будущем речь вообще не пойдет, потому что будет разрушен текст соглашения, парафированного всеми странами-членами ЕС.

ВВС Украина: А как тогда теперь относиться к возможности подписания соглашения со Словакией о реверсивных поставках газа, или к уже подписанному соглашению о разделе продукции при добыче газа на шельфе Черного моря с итальянской ENI и французской EDF? Имеют ли эти соглашения какое-то будущее, учитывая все последние события?

Михаил Гончар: Сейчас, вроде бы, то, что происходит с Соглашением об ассоциации с ЕС, достаточно косвенно касается этих соглашений. Но со временем это обязательно проявится. Ведь одно дело, когда Украина подписала Соглашение об ассоциации, и тогда ее идентифицируют как страну, которая уже является частью энергетического пространства Европейского Союза, руководствуется европейскими правилами работы энергетического рынка, и совсем другое дело, когда соглашение не подписано. Тогда у партнеров наступает полная дезориентация, они понимают, что имеют дело с недоговороспособной страной, которая даже не может сформулировать свой интерес. Сначала хочет реверсивных поставок газа с территории Европейского Союза, а потом заявляет, что выйдет из договоренностей, которые обеспечивают эти поставки.

ВВС Украина: В правительстве говорят, что в четверг снова будут продолжены переговоры с "Газпромом". За неделю, прошедшую с момента решения о паузе в подготовке Соглашения об ассоциации с ЕС, власти называли возможность пересмотра газовых контрактов и снижения цены на российский газ как один из положительных последствий такого шага. Но российская сторона настаивает, что никто даже не собирался пересматривать контракты. Сначала об этом заявили в "Газпроме", и сегодня и российский президент заявил, что "контракт между "Газпромом" и "Нафтогазом" подписан до 2019 года", и не обсуждалась "даже возможность пересмотра самого контракта". Так возможен ли этот пересмотр, и при каких условиях?

Михаил Гончар: Думаю, возможен. И российская сторона немного лукавит, что ничего не собирается пересматривать. С одной стороны, это так, потому что контракт их вполне устраивает. Но с другой стороны, надо вспомнить, что ни один газовый контракт с Россией не дожил свой век. В процессе выполнения они всегда пересметривались, но в сторону, худшую для Украины. Поэтому и сейчас существует высокая угроза, что пересмотр произойдет именно так.

Когда президент начинает говорить о выходе из Третьего энергопакета, то надо понимать, что сказано "А", а россияне уже подсказали президенту и "Б", и "В", и "Г". Далее последует перечень требований, в которых нет ничего нового. Это выход из Энергетического сообщества, создание газотранспортного консорциума или передача ГТС России по белорусскому сценарию, остановка проектов добычи нетрадиционного газа и газа на шельфе Черного моря, увеличение объемов закупки российского газа. И если уж предположить такое фантастическое развитие событий, как снижение цены на российский газ, то не факт, что он пойдет "Нафтогазу", а не частным структурам вроде Ostсhem. Можно сказать, что Россия формирует коррупционный айсберг, верхушку которого мы увидели в октябре, когда представленная с большой помпой "скидка" в цене на газ для Украины оказалась скидкой для определенной частной структуры.

После Вильнюса риторика России резко изменится. Если какие-то обещания и сохранятся, то они будут привязаны к очень жестким требованиям продвижения Украины в Таможенный союз и другие евразийские интеграционные проекты.

При этом для "Нафтогаза" после пересмотра газовых контрактов все может остаться так, как есть, или ограничиться какими-то символическими уступками, которые потом окажутся своеобразным капканом, - россияне очень ловко умеют это делать. А все преференции будут направлены в пользу конкретных олигархических группировок под вполне конкретные обязательства с украинской стороны. Вспомните пример харьковских соглашений 2010 года - он является очень характерным.

ВВС Украина: О харьковских соглашениях в среду вспомнил президент Путин. Он заявил, что из-за скидки, которую Россия предоставила Украине по этим соглашениям, она недополучила более 10 миллиардов долларов. Возможно, уже вскоре мы услышим и о долге Украины из-за невыполнения условия соглашения "бери или плати", и штраф, очевидно, будет гораздо большим тех 7 миллиардов долларов, о которых говорилось в начале этого года?

Михаил Гончар: За все то, что недополучает Россия вследствие изменений в экспортном режиме при поставках газа в Украину, она получила компенсацию в виде пролонгации пребывания своего Черноморского флота в Крыму до 2042 года. Кроме того, мы говорим о виртуальных деньгах, потому что если бы эти 10 миллиардов были реальными, то Севастополь должен был уже превратиться в Дубай, но мы этого почему-то не замечаем.

К тому же, это не уникальный случай, когда при поставке газа Россия отказалась от взимания экспортной пошлины. Например, российский газ, который экспортируется в Турцию по газопроводу "Голубой поток", также идет без уплаты экспортной пошлины.

Что касается семи и более миллиардов, которые якобы подлежат взысканию с "Нафтогаза" за неотобранный газ: если бы ситуация была такой однозначной, то на следующий же день, когда "Газпром" уведомил "Нафтогаз" о штрафе, он передал бы дело в Стокгольмский арбитраж. Как видим, с 24 января и до сих пор этого не было сделано. Потому что действительно, принцип "бери или плати" зафиксирован в контрактах 2009 года, но механизм его применения не расписан. Поэтому Россия может заявлять о своих претензиях только через процедуры Стокгольмского арбитража. А там она натолкнется на встречный иск украинской стороны, потому что "Газпром" не выполняет положения транзитного контракта, где зафиксированы обязательства "Газпрома" ежегодно транспортировать через Украину не менее 110 миллиардов кубометров газа. В прошлом году было протранзитировано только 82 миллиарда кубов.

Поэтому ситуация очень неоднозначная, но российская сторона сейчас просто использует все спорные долговые ситуации как дополнительные элементы психологического давления на украинскую сторону. Мы видим, что это давление срабатывает, и украинская сторона в лице президента и правительства просто сломалась.

Новости по теме