"Либо они нас, либо мы их": оппозиция берется за "банковое дело"

столкновения на Банковой
Image caption 1 декабря на улице Банковой в центре Киева произошли столкновения между митингующими и милицией

Оппозиция говорит, что у нее есть план того, как помочь участникам протестов, которым суд накануне избрал меру пресечения в виде двухмесячного пребывания за решеткой, и не допустить дальнейших репрессий против митингующих.

Наряду с юридическими методами защиты оппозиционеры планируют применять прямые методы воздействия на судебную и правоохранительную систему власти, а также привлекать внимание международного сообщества к процессам, которые называют политическими.

Сейчас сложно спрогнозировать, будут ли предложенные оппозицией методы защиты эффективными.

В России по "болотному" делу, которое во многом схоже с тем, которое накануне начал рассматривать столичный Шевченковский райсуд, первые двое обвиняемых получили большие сроки заключения.

От пяти до восьми

Вечером во вторник соцсети взорвались негодованием по поводу решения Шевченковского районного суда города Киева. Он постановил избрать для пятерых задержанных в ходе воскресных столкновений в центре столицы активистов меру пресечения в виде двухмесячного содержания под стражей.

Среди них - журналист, дальнобойщик, отец троих детей, бывший продюсер группы "Океан Эльзы" и депутат одного из райсоветов в Ровенской области от "Свободы".

Все они утверждают, что при задержании их жестоко избили.

Адвокаты отрицают вину своих подзащитных в преступлении, которое им инкриминируют, - а это организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием над лицом, погромами, поджогами, уничтожением имущества, сопротивлением представителям власти - и указывают на ряд процессуальных нарушений в ходе рассмотрения дела. Санкция по этой статье Уголовного кодекса - от пяти до восьми лет лишения свободы.

"Решения идентичны, они только номера дел меняли. (Согласно решению суда - Ред.), Девять (задержанных - Ред.) были одинаково одеты в черную одежду, у всех из карманов изъяли по 93 гривны", - эмоционально рассказывает ВВС Украина глава юридической службы партии "Батькивщина" Павел Петренко.

"Ребята и их родственники не должны быть забыты. Их освобождение должно быть одним из первых пунктов наших требований... Иначе это все не имеет никакого смысла", - этот отрывок из статуса в Facebook одного из активистов, ожидавших решения под зданием суда, распространили в социальных сетях около двух тысяч раз.

Требование освобождения задержанных активистов выразили оппозиционеры, заблокировав в среду работу парламента.

Эта ситуация поставила ребром вопрос о том, способна ли оппозиция действенно защищать участников протестов от настоящих и возможных будущих репрессий со стороны властей.

Тем более, что во вторник в парламенте премьер-министр Николай Азаров заявил, что митингующие, которые блокируют работу государственных учреждений, "обязательно" понесут ответственность.

"Не на бланке"

Глава юридической службы партии УДАР Валерий Карпунцов утверждает, что оппозиция уже создала Координационный совет юридической защиты, который предоставляет участникам протестов юридическую помощь в различных условиях - от избиения со стороны милиции до потери кошелька.

По словам Павла Петренко, в работу этой структуры в той или иной форме вовлечены уже более 150 адвокатов, в том числе работников известных в столице юридических фирм.

Парламентарии-юристы были в Шевченковском суде и во вторник. Они добивались, чтобы задержанных отпустили на их поручительства. Однако суд не удовлетворил их ходатайств, "поскольку они были поданы в нарушение процессуального закона".

Image caption Так выглядит один из задержанных

"Ходатайства были отклонены по абсолютно формальным поводам: они были поданы не на бланке народного депутата. Хотя подавали депутаты персонально, подписывали, указывали номера своих удостоверений", - возмущенно рассказывает ВВС Украина Арсений Яценюк.

Валерий Карпунцов на вопрос о том, политическими или правовыми являются вторничные решения Шевченковского райсуда, отвечает просто: "Сейчас в судебной системе Украины правовых решений нет".

Он уверен, что цель, которую преследовали инициаторы этих решений - запугать участников протестов, создать у них впечатление, что им никто не поможет, поэтому лучше отказаться от участия в митингах.

Еще во вторник ночью юристы начали готовить апелляционные жалобы на это решение. В среду до конца дня обещают их подать.

Суд будет рассматривать апелляции либо в конце этой недели, либо в начале следующей, предполагает Павел Петренко.

Что делать?

Хотя оппозиционеры утверждают, что делают все возможное для защиты задержанных в юридической плоскости, они сами признают, что идеально оформленных жалоб для этого недостаточно.

Собеседники ВВС Украина считают, что на решение Шевченковского райсуда во вторник могла бы повлиять многотысячная демонстрация, которая требовала бы правового решения по делу задержанных под стенами суда.

В то время как несколько десятков активистов до ночи ждали судейских вердиктов, совсем недалеко, на Майдане Незалежности, абсолютное большинство протестующих даже не догадывались об этом.

"Это ошибка", - заявил ВВС Украина один из присутствующих на судах депутатов.

Оппозиция настроена ее исправить.

Олег Тягнибок заявил в парламенте, что противники власти расширят географию протестов в Киеве.

"Мы будем организовывать группы людей, которые будут пикетировать суды, Лукьяновское СИЗО, МВД, Генеральную прокуратуру", - сказал лидер "Свободы".

Организовываться в защиту прав задержанных политики призывают и общество.

"Где перевозчики? Давайте, вперед за своего! Думаю, они не прочь были бы пойти. Перевозчики уже не раз прибегали к мощным, но мирным актам прямого действия", - призывает Валерий Карпунцов к солидарности коллег задержанного многодетного дальнобойщика.

Кроме того, оппозиция планирует приводить на суды над задержанными активистами послов иностранных государств, чтобы они сами смогли убедиться, что "это не суд, а судилище", добавляет Арсений Яценюк.

Оппозиционеры говорят, что не намерены проводить с властями переговоров об определенной форме амнистии для уже задержанных протестующих и тех, кто потенциально может стать жертвой репрессий.

"Здесь либо они нас, либо мы их. Сейчас сложилась такая ситуация, что нет третьего варианта", - демонстрирует решительный настрой господин Яценюк.

Российские параллели

Между тем ни внимание Запада, ни участие оппозиции в защите задержанных не особо помогли фигурантам так называемого "болотного" дела, возбужденного после столкновений, которыми закончился "Марш миллионов", проходивший в Москве в мае прошлого года.

Image caption Потерпевшими по "болотному" делу проходят исключительно полицейские

Митинг, в котором принимали участие от восьми (по данным полиции) до ста (как говорят организаторы) тысяч человек, закончился столкновениями с полицией.

Российские правозащитники говорили, что драку спровоцировала полиция, в свою очередь полицейские заявили, что их пытались побить митингующие, рассказывает Ольга Ившина из Русской службы Би-би-си.

Вскоре после марша было возбуждено дело об "организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, уничтожением собственности, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти".

В день акции полиция арестовала более четырехсот человек. Двое человек уже получили приговоры к 2,5 и 4,5 годам лишения свободы. Сейчас обвиняемыми по этому делу до сих пор фигурируют 27 человек, в том числе - одна пенсионерка. Некоторые из них более года находятся в СИЗО.

Российская оппозиция наняла фигурантам дела адвокатов, занималась сбором средств для них и их семей, проводит акции в их поддержку.

Среди более 1300 свидетелей, опрошенных по этому делу - известные российские оппозиционеры Илья Яшин и Алексей Навальный. Однако подавляющее большинство этих свидетелей - сотрудники правоохранительных органов.

Несмотря на многочисленные жалобы задержанных на избиения во время марша, потерпевшими по делу проходят исключительно правоохранители.

Пострадавшие во время столкновений с оппозиционными активистами на "Марше миллионов" полицейские получили квартиры в Москве.

Новости по теме