Восток и Запад вместе. В нищете?

Восток и Запад вместе
Image caption В 2010 году из Святогорска Донецкой области стартовал проект "Единая Украина: Восток и Запад вместе". Сшить можно только полотенца?

Массовые акции протеста в Киеве и других городах Украины в поддержку евроинтеграции и призывы бизнеса, основанного на востоке Украины, приостановить подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, возобновили обсуждение темы "разделенной Украины".

Однако похоже, что такой подход слишком упрощает истинные мотивы и тех, кто вышел на Майдан Незалежности, и тех, чьи слова использовала власть, чтобы объяснить решение не подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС.

Еще в начале осени донецкий бизнес поддерживал европейское направление развития страны. Сегодня так же единодушно звучат аргументы против подписания соглашения с Евросоюзом, а слова депутата-регионала и владельца "Норда" Валентина Ландика, который 12 ноября во время встречи предпринимателей с президентом попросил "хотя бы на год" отсрочить подписание Соглашения об ассоциации, стали прологом решения украинского руководства о неподписании соглашения на вильнюсском саммите. Главный тезис заключается в том, что ограничения со стороны России приведут к закрытию предприятий и увольнению рабочих на востоке Украины.

Между тем, и СМИ, и власть значительно меньше внимания уделяют "тихой" безработице, которая уже более 20 лет "толкает" жителей западной Украины искать не только лучшей доли, а просто средства для выживания за границей.

Люди, отправившиеся в поисках заработка на чужбину, превратились в реальных (а в последнее время почти в единственных) инвесторов в экономику страны. Зато инвестиционный и бизнес-климат в областях, граничащих с Евросоюзом, далек от европейских стандартов, и, по мнению экспертов, нуждается в коренных изменениях.

О "Налоговом майдане", который проходил в Киеве ровно три года назад, когда предприниматели на Майдане Незалежности под дождем и снегом массово протестовали против принятого осенью 2010 года нового Налогового кодекса, сейчас почти никто не вспоминает. Но после этого "состоятельная" столица наблюдала не только за массовым закрытием малых и средних предприятий, но и за выходом с украинского рынка западных банков и иностранных компаний.

Бизнес по-донецки: капиталы - в Европу, товары - в Россию

Image caption На плодотворный труд работников "Норда" настраивают нестандартные лозунги

Еще в начале осени донецкий бизнес поддерживал европейское направление развития страны. Сегодня так же единодушно звучат аргументы против подписания соглашения с Евросоюзом. Главный тезис заключается в том, что ограничения со стороны России приведут к закрытию предприятий и увольнению рабочих на востоке Украины.

"Остановили семь автомобилей на пункте пропуска. Заставили разгрузить, открыть холодильники. На другой пост подъехали четыре авто с газовыми плитами. Та же песня: открой, покажи сертификат соответствия. Говорят: мол, отправим в федеральной таможенной службы и ответим. А ответ - от одного до шести месяцев", - рассказывал о деталях "пограничных" войн президент холдинга "Группа Норд" депутат парламента Валентин Ландик в сентябре этого года.

На той же встрече с журналистами он заявил, что "Норд" готов к работе на европейском рынке, поскольку вся документация на бытовую технику - холодильники, морозильные камеры, газовые плиты и т.п. - адаптирована. И посетовал на то, что с начала 2013 года объем поставленной в Россию техники сократился на 20% - из-за "таможенных войн" со стороны соседей, признав одновременно, что украинская продукция на российском рынке уже почти не нужна.

"Россия очень сильно защищает своего производителя, и им на 80% украинские товары или украинский комплектация не нужны, они их уже стали производить у себя", - признал г-н Ландик. Президент холдинга отметил, что компания планирует собирать бытовые холодильники на территории России - в открытом несколько лет назад филиале в Ростовской области. Кроме географических преимуществ, филиал имел и недостатки: специалистов приходилось возить из Донецка вахтовым методом, поскольку в сельском районе не нашлось квалифицированных машиностроителей.

Также неудачей завершилась попытка наладить выпуск стиральных машин в Ивано-Франковской области. По словам президента "Норда", местные жители не хотели выходить на работу в воскресенье, чтобы обслуживать оборудование. "Мне приходилось отправлять отсюда людей самолетом. Сделали там ремонт - и обратно. Понимаете, насколько это затратно. Мы поработали, а потом я пошел к мэру, к губернатору, говорю: мол, мужики, я так не могу".

На гранитной стелле за проходной "Норда" отчеканены высказывания Адама Смита, Людвига Эрхарда и Карла Маркса, которые должны расположить работников частного предприятия к большой производительности. Валентин Ландик часто лично проводит экскурсии по цехам для гостей. Фирменный трюк - взять только что изготовленный корпус холодильника и сбросить с высоты. Таким образом владелец завода демонстрирует надежность техники, которая не ломается после удара об пол. Но осенью конвейер остановился - из-за отсутствия заказов.

В начале ноября на областной конференции Партии регионов Валентин Ландик пожаловался на то, что Россия установила пошлину на украинскую бытовую технику в размере 35%. Поэтому донецкие холодильники стали неконкурентными на рынке соседей. "Если вспомнить "репетицию" на таможне со стороны России в августе, мы, вздрагивая, думаем, а что же будет после 28 ноября (саммита в Вильнюсе - Ред.)?", - спрогнозировал депутат, и призвал приостановить интеграционные процессы и на западном, и на восточном направлениях. "Вступление в Таможенный союз или в зону свободной торговли нужно отложить хотя бы на год", - добавил "регионал".

Этот же тезис г-н Ландик повторил через несколько дней на встрече президента Украины Виктора Януковича с представителями крупного бизнеса и профсоюзов. Однопартийца поддержал и президент Новокраматорского машиностроительного завода (Донецкая область) Георгий Скударь.

"Давайте считать: мы поставляем за рубеж 80% своей продукции, внутренний рынок составляет лишь 20%. И если мы во имя подписания соглашения искусственно и сознательно уменьшим рынок России вдвое, во столько же раз уменьшатся поступления в городской бюджет. Половина заводчан останется без работы, а их семьи - без средств к существованию. По сути, мы вернемся в 90-е годы", - сказал руководитель завода в интервью корпоративной газете.

"Соглашение об ассоциации с ЕС нам ничего не дает. Это иллюзия, в Европу мы не попадем и через двадцать лет. Ведь задача ЕС заключается не в том, чтобы создать в Украине общество благосостояния, а в том, чтобы оторвать нашу страну от СНГ", - добавил г-н Скударь.

Статистика свидетельствует: экспорт продукции донецких предприятий в Россию и в страны Европы составляет одинаковую долю - 22% от общеобластного объема экспорта, или 3,1 млрд долларов (по итогам 2012 года, данные Главного управления статистики в Донецкой области). Экономика региона если и зависит от соседей, то не так однозначно, хотя действительно большая часть продукции крупных машиностроительных предприятий традиционно отправляется в Россию и страны СНГ. Похоже, что решение проблемы технического перевооружения и завоевания новых рынков частный бизнес перекладывает на государство.

В машиностроении Донецкой области заняты 60 тысяч человек. Сколько именно из них могло быть уволено вследствие экономических санкций со стороны России, областная власть не сообщает. Представители предприятий также избегают конкретных прогнозов. По итогам первого полугодия 2013 года, в Донецкой области насчитывалось 177 тысяч безработных (в первом полугодии 2012 года - 181 тысяча человек). Уровень безработицы, рассчитанный по методологии Международной организации труда, - 8,2 % - что превышает средний по Украине (7,5%).

"Эти направления - Евросоюз и Таможенный союз - для Украины не могут быть взаимозаменяемыми. Потеряв одни рынки, мы не сможем реализовать свои интересы на других. Потому что экспортируем в страны Таможенного высокотехнологичную продукцию. По некоторым позициям (самолетостроение, разработки, связанные с космосом) до 80-90% нашего экспорта идут именно на этот рынок", - утверждает кандидат экономических наук, доцент кафедры" Международная экономика" Донецкого национального университета Ашхен Яценко.

По словам экономиста, больше всего от сокращения экспорта в Россию будет страдать восток Украины:

"Сельскохозяйственным областям всегда будет открыт внутренний рынок. А вот промышленным регионам переориентироваться на новые рынки будет сложнее. Потери промышленных предприятий - это потери рабочих мест, зарплаты, обнищание населения. Здесь социальный кризис более вероятен, чем в западных областях".

Традиционно большой бизнес в Украине регулирует себестоимость продукции благодаря влиянию на власть и определенным преференциям со стороны государства. Например, убыточные государственные шахты, добывающие коксующийся уголь, получают дотацию из бюджета и продают топливо частным металлургическим заводам. Таким образом бюджетные средства "помогают" частному металлургическому бизнесу.

Сильной лоббистской группой в Украине являются владельцы металлургических и энергетических активов. Парадокс, но впервые за последние двадцать лет решение принято не в пользу металлургического лобби, которое в случае подписания соглашения о зоне свободной торговли оказалось бы в выигрыше. От паузы в отношениях с ЕС выигрывают пока только крупные машиностроительные предприятия, которые много лет ориентированы на рынок СНГ.

"У нас капитал состоит из "старых" денег - денег, привязанных к ресурсам, - признал в ходе заседания комитета инвесторов председатель Донецкой областной государственной администрации Андрей Шишацкий. - Задачи и власти, и бизнеса - не дать, чтобы область пошла по пути деиндустриализации. Старое должно отмирать, а новое - создаваться".

Между тем, о готовности большого бизнеса создавать новые современные предприятия на родине свидетельствуют следующие цифры. Объем прямых инвестиций из области в экономику других стран мира по состоянию на 1 октября 2013 года составил 5,4 млрд долларов. Почти вся сумма - 98,4% - направлена в экономику Кипра. Назад, в Украину, за семнадцать лет вернулось менее 2 миллиардов долларов.

Львов: гастарбайтеры как фактор евроинтеграции

Зеновия Андреевна из Львова уже 15 лет находится на заработках в Италии. Выехать на чужбину женщину заставили экономические трудности на родине. После десятков лет работы инженером на мощном предприятии "Південьтехенерго", занимавшимся наладкой электростанций по всему СССР и за рубежом, и переквалификации на бухгалтера уже во времена независимости, г-жу Зеновию не обошли проблемы, с которыми столкнулись многие представители технической интеллигенции.

"В определенное время нам платили зарплату бартером, в зависимости от того, на каком предприятии выполняли работы, потом стало еще хуже", - вспоминает женщина.

Предоставленные сами себе, они шли торговать на рынки или ехали за границу в поисках средств для выживания.

За время пребывания в Италии г-жа Зеновия сменила несколько мест работы, несколько лет жила в Риме, а сейчас работает компаньонкой во Флоренции. В отличие от многих украинских гастарбайтеров в европейских странах, оставаться в Италии навсегда она не планирует.

История Зеновии Андреевны типична для многих работников с высшим образованием, которых в девяностых выбросили из устоявшегося образа жизни. Однако за время независимости работники стали весомым экономическим фактором в жизни Львовской области. По подсчетам председателя Ассоциации работодателей Львовской области Зиновия Бермеса, работники стали едва ли не крупнейшим инвестором в экономику области.

"По нашим подсчетам, работники инвестируют в регион сумму, сопоставимую с бюджетом области", - отмечает г-н Бермес. Бюджет Львовской области на этот год превышает 5 млрд грн. По его словам, на заработки в разные страны в течение года и на разные сроки выезжают до 700 тысяч жителей области.

Несмотря на значительные суммы, которые перечисляют гастарбайтеры домой, эксперт указывает на то, что такая массовая трудовая миграция имеет не только положительные моменты, но и негатив. В частности, это выезд квалифицированной рабочей силы за границу.

"Сейчас уже трудно найти квалифицированных рабочих определенных профессий, а вскоре трудности будут еще большими, потому что государство не хочет содержать систему профессионального образования в ее прежнем виде, а на модернизацию средств нет", - говорит Зиновий Бермес.

Также по его словам, есть системные проблемы, которые мешают как развитию местного бизнеса, так и приходу европейских инвесторов. Прежде всего, это налоговая система и высокие ставки по кредитам.

"На ведение бизнеса в Польше можно взять кредит под 7%, а в Германии и других странах кредит можно взять под 2-3%. Но в Украине любому инвестору трудно понять, как вообще можно вести бизнес под 25-30% годовых", - отмечает председатель Ассоциации работодателей Львовской области.

По его убеждению, следует изменить системный подход к уплате налогов - снизить их уровень до такого предела, когда платить налоги станет выгодно, и это будут делать все, что позволит вывести значительную часть экономики из тени, и будет способствовать развитию бизнеса.

Кроме того, следует системно способствовать привлечению иностранных инвесторов в экономику Львовской области, потому что сейчас это происходит не очень успешно из-за многочисленных препятствий. По его убеждению, следует позаимствовать польский опыт свободных экономических зон, который оказался одним из самых успешных во всей Европе.

В свое время в Львовской области существовала СЭЗ "Яворов", которая, как утверждает г-н Бермес, была одной из самых успешных в Украине и действительно привлекала иностранный капитал в производство. В те времена в СЭЗ "Яворов" работало более 100 предприятий, которые давали реальный экономический эффект, однако после Оранжевой революции отменили все СЭЗ без тщательного рассмотрения экономической целесообразности, и теперь на этой территории осталось менее 20 предприятий, которые переживают не лучшие времена.

Киев: Евромайдан после "Налогового майдана"

Image caption Так выглядел Майдан Незалежности в конце ноября - начале декабря 2010 года - тогда туда вышли предприниматели

"Все, что мне предлагают, - это зарплата вдвое ниже той, которую я получала", - рассказывает 24-летняя киевлянка Галина. Год назад, сразу после окончания ВУЗа, ей удалось найти работу по специальности в туристической фирме с иностранным капиталом. Однако уже после этого лета владелец компании сообщил сотрудникам, что не может справиться с украинским бизнес-климатом и вынужден закрыть предприятие. С сентября девушка ищет работу, но пока безрезультатно. Впрочем, девушка все же надеется найти работу сама, а потом данные о ее безработице вряд ли учтены где-то в государственной статистике.

Маленькая туристическая фирма - одна из многих маленьких и больших предприятий, фирм, банков, которые были вынуждены свернуть свою деятельность в Украине в течение последних лет, а значит, и освободить своих работников. Предвестником этого в определенном смысле стал "Налоговый майдан" конца ноября 2010 года, когда предприниматели вышли на центральную площадь столицы протестовать против только что принятого нового Налогового кодекса, коррупции, невозможности защитить свой бизнес в судах.

Попытка ВВС Украина в дни новых массовых протестов в Киеве получить от экспертов, инвестиционных компаний и профильных ассоциаций информацию о том, сколько именно было таких предприятий, оказалась неудачной.

Заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства, депутат от "Батькивщины" Ксения Ляпина, говорит, что ее это не удивляет, учитывая события в Киеве. Однако она также говорит, что и официальная статистика по этому вопросу противоречива.

"Что касается иностранных компаний, то у нас специальный статистический учет не ведется, поэтому сейчас трудно сказать однозначно, сколько именно иностранных компаний ушли из украинского рынка. Мы лишь наблюдаем за самыми громкими случаями - например, продажами торговых сетей, которые переходят под "крышу" политического истеблишмента, продажами банков. Добровольно это происходило, или нет - понятно, от бизнеса мы не услышим, потому что бизнесмены обычно не делают прямых заявлений, но мы подозреваем, что это происходило не совсем добровольно", - говорит Ксения Ляпина.

Едва ли не самый резонанс имел массовый выход с украинского рынка западных банков, среди которых немецкий Commerzbank, французский Societe Generale, австрийский Erste Group, шведские SEB и Swedbank. В течение всего 2012 года с украинского рынка вышли или существенно ограничили деятельность 7 банков с западным капиталом. Однако процесс выхода западных банков с украинского рынка начался еще в 2011 году.

В 2013 году на изменения в структуре украинского банковского рынка обратило внимание и рейтинговое агентство Standard & Poor's, объясняя это не только экономическим кризисом, но и "суровостью делового климата" в Украине. Осенью этого года появилась информация о том, что свой бизнес в Украине может свернуть и "Райффайзен Банк Аваль".

Многие украинцы, которые открывали счета в западном банке, надеясь на западные стандарты ведения бизнеса, в конце концов стали клиентами финансовых учреждений с украинским или российским владельцами. Реорганизация банков после прихода новых владельцев привела к освобождению значительного количества работников.

Одновременно по поводу малого и среднего бизнеса можно говорить уже языком цифр, впрочем, не совсем однозначных.

"Данные службы регистрации, данные Налоговой и данные Государственной службы статистики отличаются по количеству субъектов малого предпринимательства почти на миллион человек, что совершенно не укладывается в разумные рамки... Служба регистрации дает почти на миллион большее количество малых и средних предприятий, которые не прекратили свою деятельность, чем Госстат. У нас есть подозрение, что этот миллион - это именно те, кто выбыл из бизнеса, но юридически не прекратили свою деятельность из-за того, что и сама процедура прекращения бизнеса является очень сложной", - говорит заместитель председателя профильного парламентского комитета.

Всего, по данным Государственной службы статистики, количество субъектов хозяйствования в Украине с 2010 по 2012 год уменьшилось на почти 600 тысяч. При этом выросло только количество крупных предприятий, а количество малых и средних - уменьшилось.

Если в 2010 году на 10 тысяч населения в Украине приходилось 477 субъектов хозяйствования, то по итогам 2012 года - только 351. В те же годы количество занятых работников в экономике Украины сократилось на 800 тысяч человек. При этом эти данные Государственная служба статистики подает без учета количества работников бюджетной и банковской сфер.

Новости по теме