Потребительский бойкот: моральное удовлетворение или финансовый результат?

бойкот продукции предприятий регионалов Копірайт зображення UNIAN
Image caption Активисты бойкота предлагают сторонникам ходить в магазин с открыткой-памяткой

Начавшийся еще в ноябре прошлого года бойкот бизнеса, который активисты акции связывают с представителями Партии регионов, стал одной из наиболее резонансных и обсуждаемых в социальных сетях инициатив участников протестов.

Однако реальную эффективность акции, которая длится уже почти три месяца, оценить достаточно сложно. Это признают и ее организаторы, и обозреватели.

"Как раз накануне начала протестов влез в такую переделку, как ремонт. Но, несмотря на нехватку времени и то, что большой магазин строительных материалов расположен прямо напротив моего дома, я не иду туда даже за лампочкой или гвоздем. Трачу время, но все покупаю в другой сети", - рассказывает о своем личном вкладе в бойкот киевлянин Саша.

Сеть строительных гипермаркетов "Эпицентр", которую связывают с семьей Герег - Галины (секретаря Киевсовета) и Александра (члена фракции Партии регионов в Верховной Раде) – едва ли не чаще всего появляется в сообщениях, связанных с бойкотом. Особые проблемы постигли "Эпицентр" во Львове, где магазины сети пикетировали активисты.

Официальных комментариев об этих акциях или информации об убытках от владельцев нет.

"На уровне ощущений"

Один из активистов бойкота, профессиональный маркетолог Сергей говорит, что сейчас активисты не имеют информации о ее финансовой результативности, и могут судить лишь о ее популярности, опираясь на данные посещения веб-страницы. "На уровне ощущений", говорит Сергей, можно сказать, что акция является более успешной в западных областях, где падение продаж отдельных марок может составлять до 10-15%.

Впрочем, отсутствие реальных данных порождает волну сомнительных сообщений об участниках акции и ее результатах.

Информацию о реальных экономических результатах бойкота вряд ли когда-нибудь удастся получить, говорит руководитель аналитического департамента AAA Consulting Agency Мария Колесник. И не только из-за того, что данные о своих финансовых результатах не предоставят ни "жертвы" бойкота, ни их конкуренты. Разделить влияние, которое оказывают на финансы компаний действия участников бойкота, и другие факторы текущей политической и экономической ситуации очень сложно.

С этим соглашается и старший экономист Центра социально-экономических исследований CASE Владимир Дубровский. Он также утверждает, что бойкот не задевает крупнейших финансистов Партии регионов.

"Самые большие спонсоры Партии регионов - это те олигархи, предприятия которых производят товары не для внутреннего рынка, а для экспорта", - говорит эксперт, и предполагает, что большими потерями - финансовыми и репутационными - может обернуться для состоятельных сторонников Партии регионов распространение информации, в частности, за рубежом, об их деятельности и состоянии.

Что касается представителей регионального бизнеса "помельче", то здесь, говорит Владимир Дубровский, достижением бойкотовцев можно было бы считать ситуацию, когда депутаты, избранные в основном в мажоритарных округах, отказались бы от совместного голосования с фракцией Партии регионов.

В самой Партии регионов говорят, что бойкот отражается вовсе не на достатке бизнесменов-регионалов.

"Оппозиция такими призывами (к бойкоту бизнеса - Ред.) лишает прибыли не бизнесмена. Она лишает людей заработной платы, поступлений в бюджет. Это надо быть сумасшедшим, чтобы призвать к таким вещам", - сказал депутат от Партии регионов Владимир Олейник в эфире "5 канала".

Кто на что готов

Еще одним спорным моментом, который вызывает ожесточенные споры даже между участниками бойкота, является возможность влияния на банки посредством досрочного снятия вкладов или влияния на владельцев энергетических компаний из-за прекращения уплаты коммунальных платежей.

То, что в этих областях неспокойно, косвенно свидетельствуют и решения Нацбанка, направленные на обеспечение ликвидности коммерческих банков в кризисных ситуациях, и заявления министра энергетики Эдуарда Ставицкого о том, что частично проблема задолженности Украины за газ связана с задолженностью западных областей страны, в которых местные администрации поддерживают оппозицию.

Участие в подобных действиях чревато последствиями, говорит Владимир Дубровский. Ведь при досрочном снятии депозита клиент банка теряет проценты, а, не платя за свет или отопление, можно оказаться и без света, и без тепла. Но, опять же, говорит эксперт, если такие процессы оживятся, то их невозможно будет отделить от просто падения доверия населения к банковской системе на фоне резкой девальвации гривны, а также разочарования в быстром разрешении политического кризиса.

"Не думаю, что люди массово согласились бы не платить по коммунальным счетам от предприятий-монополистов, потому что у граждан, к сожалению, нет альтернативы, где еще получить эти услуги", - говорит Дубровский.

"На разных рынках есть разные барьеры для людей, - говорит активист бойкота Сергей. - Бойкотировать мобильного оператора труднее, чем отказаться от покупки колбасы, потому что это повлечет за собой определенные неудобства, такие, как изменение номера, на который завязаны все контакты. Точно так же снять депозит и потерять проценты - это уже другая инвестиция в бойкот, нежели купить одну колбасу вместо другой. То есть, участие в бойкоте определяется наличием конкуренции в той или иной области и наличием дополнительных барьеров для отдельного человека".

Не превращается ли в таком случае бойкот в скорее морально-показательную, чем реально-результативную акцию?

"Люди разные. Как мы говорим, каждая хозяйка может стать революционеркой, - объясняет Сергей. - Кроме того, это реальные репутационные потери для владельцев бизнеса, даже если они и не почувствуют каких-то финансовых убытков".

Новости по теме