"Игра престолов": французские корни культового сериала

"Игра престолов" Копірайт зображення sky

На экраны вот-вот выйдет четвертый сезон телесериала "Игра престолов", который часто сравнивают с классикой жанра фэнтези, в частности "Властелином колец". Впрочем, "Игра престолов" в равной степени обязана успехом одному французскому историческому романисту.

"Игра престолов" - это так называемое "фэнтези". События сериала, как и книжного цикла, по которому он снят, - "Песнь Льда и Пламени" Джорджа Мартина, - происходят в мифическом Вестеросе.

На севере огромная ледяная стена сдерживает "диких" и зомбиподобных "белых ходоков". К югу от стены продолжается ожесточенная война между претендентами на Железный престол - семью королевствами Вестероса. Между тем принцесса Дейенерис, изгнанница в далекой земле, воспитывает трех драконов и собирает армию освобожденных рабов.

Но "Игра престолов" также наполнена политическими интригами и жестокими смертями. Война и ее последствия изображены в натуралистических подробностях. Персонажи вступают в сексуальные отношения, а главные герои неожиданно умирают. Отнимите элементы сверхъестественного - и останется произведение, больше похожее на историческую сагу, хронику обычной борьбы за власть.

Сам Мартин объясняет, что одним из главных источников вдохновения для него было не фэнтези, а цикл романов о средневековой Франции, который в англоязычном мире не очень знают и читают. Это "Проклятые короли" Мориса Дрюона - сага из семи томов, написанная в 1950-1970-е годы. В ней идет речь о династической борьбе за французский престол в начале XIV в., приведшей к Столетней войне.

"В "Проклятых королях" есть все, - пишет Мартин в предисловии к новому англоязычному переизданию. - Поверьте мне, Старки и Ланнистеры ничем не лучше Капетингов и Плантагенетов. Игра престолов вечна и неизменна".

Только начните читать "Проклятых королей", и сразу увидите параллели. Вестерос имеет гораздо больше общего со средневековой Францией в изложении Дрюона, чем со Средиземьем Толкиена. Обе - феодальные земли, где власть определяется путем интриг в мирное время и кровавой мести - в военное. При французском дворе, описанном Дрюоном, очень правдиво и уместно звучали бы слова одного из персонажей Мартина: "Лестница власти - вот единственная реальность. Надо карабкаться вверх, и все".

Повествование в "Проклятых королях" начинается с 1314, последнего года правления Филиппа IV. Король уничтожил влиятельный рыцарский орден тамплиеров и присвоил себе их сокровища. Последнего магистра ордена сжигают на костре, осудив как еретика по сфабрикованным обвинениям. Из огня он провозглашает ужасное проклятие тем, кто обрек его на смерть: "Проклятые! Проклятые! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!"

Вскоре после этого Филипп умирает, и его родственники начинают распри за наследование.

Копірайт зображення REX FEATURES

Персонажи "Игры престолов" и "Проклятых королей" очень похожи: слабый, но садистический принц (Людовик во французском романе, Джоффри у Мартина), мстительная принцесса (Изабелла - Серсея), макиавеллиевские интриганы (Роберт д'Артуа - Петир Бейлиш "Мизинец"). В обоих произведениях читатель распутывает сложный сюжет с точки зрения менее влиятельных персонажей, самопроизвольно подхваченных событиями.

"И тот, и другой - эпические романы с фокусом на персонажах, - говорит Марк Денжан, французский любитель Дрюона. - В "Игре престолов" автор сам придумывает политическую интригу, Дрюон черпает свою из истории, но в обоих произведениях вы видите историю глазами простых, "маленьких" людей".

Сравнивая два произведения, можно сделать вывод, что книги Мартина - это, как кто-то метко выразился, "фэнтези для людей, которые вообще-то не любят фэнтези". Мартин прибегает к "историческому винегрету" - война между Старком и Ланнистерами напоминает Войну Роз, племя Дотракийцы (к которому через брак принадлежит Дейенерис в начале событий) - монгольские орды Чингисхана, а железные воины имеют немало общего с викингами. Стена же Вестероса вызывает ассоциации со стеной Адриана на севере Британии.

Все как в истории - но с большим эффектом неожиданности, ведь нам не известно, кто выиграет, а кто проиграет. За это Мартина хвалят даже некоторые историки. "Здесь сходятся различные события из разных времен, чтобы постоянно нас удивлять и восхищать. В "Игре престолов" персонажи внезапно попадают, словно в ловушки, в эпизоды из нашей собственной истории", - пишет о цикле Мартина историк Том Холланд, автор книг "Рубикон" и "Огонь Персии".

"Игра престолов" вдохновила некоторых читателей глубже погрузиться в историю. Например, американский писатель Джейми Эдэйр начал вести блог "Исторические события на фоне "Игры престолов". "По правде говоря, сначала я планировал лишь несколько сообщений, - рассказывает он. - Не думал, что найду аж столько исторических параллелей, кроме нескольких очевидных с Войной Роз".

"Но я пишу дальше и дальше, потому что это вдохновляет меня исследовать новые страницы истории и рассматривать их под разным углом. Например, до этого блога мне бы и в голову не пришло изучать стратегию военных осад в древнем мире... Но теперь я вижу в истории много закономерностей".

Image caption Морис Дрюон ( фото 2007 г.); "Железный король" - первая книга из цикла "Проклятые короли"

Писатель Морис Дрюон (1918-2009) почти не известен в англоязычном мире, но у себя на родине он признанный мастер слова. Во время Второй мировой войны Дрюон служил в администрации Шарля де Голля и написал патриотический гимн "Песня партизан". Позже - возглавил Французскую академию, авторитетный орган, который решает, что приемлемо во французском языке, а что - нет. Дрюон оказывал решительное сопротивление англизации родного языка, хотя все же позволил занести в словари несколько заимствований, например, "твид".

Когда в 2009 г. Дрюон умер, именно эти его достижения, а не исторические романы, славились в некрологах - и, кажется, это соответствовало желанию автора.

"Цикл "Проклятые короли" был написан для быстрых денег, - говорит французский корреспондент газеты Independent Джон Личфилд. - Сам автор не слишком им гордился". Личфилд знал Дрюона лично и описывает его как человека "приятного, великодушного и веселого", а также горячего англофила. " Его можно было часто встретить на приемах в посольстве Великобритании", - говорит журналист.

По словам Денжана, "Проклятые короли" прошли путь от культового интеллектуального произведения до массового признания благодаря телевизионной адаптации начале 1970-х годов - своеобразного французского аналога сериала ВВС "Я, Клавдий". "Этот телесериал выходил в пиковое вечернее время, в годы, когда у людей было один-два телеканала, поэтому его смотрели все вместе", - говорит поклонник "Игры престолов".

Дрюон также был в списке французских романистов, официально одобренных в тогдашнем СССР. Владимир Путин называл себя его поклонником и даже несколько раз с ним встречался.

В последние годы книги Дрюона потеряли популярность даже во Франции, говорит Личфилд. "Интересно, сколько французских ценителей "Игры престолов" даже не слышали о Дрюоне?" - вздыхает он.

Впрочем, не исключено, что история сделает полный оборот. Цикл "Проклятые короли" был недавно переиздан в английском переводе с предисловием Мартина. Возможно, Дрюон получит новую аудиторию по рекомендации автора, на которого он произвел столь мощное впечатление.

Новости по теме