Конфликт на Востоке: фронт на улицах города

танк Копірайт зображення AFP
Image caption Сепаратисты отступили из Славянска, однако теперь украинской армии приходится воевать с противником, который засел в Донецке, Луганске и других городах.

Когда силы вооруженных сепаратистов под командованием Игоря Гиркина-Стрелкова перебрались в Донецк, жители утратили последние иллюзии о том, что город избежит широкомасштабных боевых действий.

Гражданское население уезжает. А в самом городе, как рассказывают очевидцы, везде можно видеть вооруженных людей в камуфляже. Они собираются оборонять город от украинских правительственных сил.

В интервью российскому телеканалу LifeNews, который уже месяцами положительно рассказывает о действиях вооруженных сепаратистов, Игорь Гиркин или Стрелков, уже в качестве министра обороны самопровозглашенной Донецкой народной республики заявил, что из Славянска его армии удалось вывести от "80 до 90% личного состава и вывезти 90% вооружения ".

"Будем готовить Донецк к активной обороне, к тому, чтобы он не был захвачен противником. Донецк достаточными силами гораздо удобнее и лучше защищать, чем маленький Славянск", - сказал Игорь Гиркин.

Ранее противники украинской власти угрожали превратить Славянск в неприступную крепость и символ борьбы с "нацистами". Однако сотни ободряющих видеоклипов и плакатов на эту тему на антиукраинских интернет-ресурсах так и остались свидетельством бескомпромиссного, но все же только идеологического противостояния.

До плотных боев на самых улицах Славянская не дошло.

Военный руководитель самопровозглашенной ДНР признал, что оборона в Славянске была обречена на поражение.

"Наше решение выйти из города, не погибать в нем было вызвано не только желанием спасти сам гарнизон, что естественно для каждого командира, но и тем, что мы понимали, что мы не сможем его удержать, а город будет еще больше разрушен", - сказал Гиркин.

Донецк стал новым форпостом формирований ДНР. Означает ли это, что город обречен на разрушение?

Угроза превращения в место кровавой битвы нависла и над Луганском, где обороняются подразделения самопровозглашенной ЛНР.

Если в город ворвутся танки

Копірайт зображення AP
Image caption Российской армии пришлось дважды брать Грозный штурмом. Второй раз - в 2000 году

Когда русские войска по приказу министра обороны Павла Грачева впервые вошли в Грозный, они почувствовали на себе, как их преимущество в бронетехнике и количестве войск сразу потускнело. Чеченские формирования хотя и по советскому образцу, но грамотно выстроили оборону. Шквальный огонь из многоэтажек и сокрушительный расстрел танков из ручных гранатометов превратил эту штурмовую операцию в одну из самых трагических страниц в истории русской армии.

За эти годы русские многому научились. Они помнят и опыт российско-грузинской войны 2008 года, когда меньше, но подготовлена иностранными инструкторами грузинская армия некоторое время оказывала ощутимое сопротивление.

Русская армия переучила своих воинов, переодела их из старой униформы в современную, модернизировала стрелковое оружие. На смену старой бронетехнике начали поступать новые образцы.

И хотя Россия категорически отрицает свое участие в конфликте на Востоке Украины, изображая его как "гражданскую войну", на первом этапе эскалации военные штурмовые группы были одеты и вооружены так, как и "вежливые люди" в Крыму. Тогда, как и сейчас, Кремль отвергал обвинения о введении своих сил на полуостров. Хотя впоследствии президент России Владимир Путин оправдал военное вмешательство в Крыму угрозой для русскоязычного населения.

Появление этих хорошо снаряженных диверсионных сил, которые российские СМИ изображают с налетом романтики, в условиях ведения так называемой "гибридной войны" тоже не исключена и в Донецке, и в Луганске, говорят обозреватели. Об этом прямо просят лидеры самопровозглашенных республик.

"К ведению боевых действий в городе украинская армия никогда не готовилась. Если снайпер где-то на крыше, чтобы его "снять", надо иметь соответствующие средства и навыки. Снайпер может быть и на каком-то из этажей.Такими операциями занималась, скажем, "Альфа" (спецподразделение СБУ). Но ее мало, и она не может полностью решать ситуацию", - говорит директор информационно-консалтинговой компании военный эксперт "Defense Express" Сергей Згурец.

"Мы впервые проводим антитеррористическую операцию, которая требует взаимодействия различных силовых структур. Опыт взаимодействия пограничников, милиции, армии, Нацгвардии надо нарабатывать с нуля. Опыт приходит в процессе боевых действий", - говорит эксперт.

Сепаратисты возлагают вину за разрушения при обстрелах и жертвы среди мирных жителей на украинскую сторону. Такие обвинения постоянно звучали в тот период, когда вооруженные формирования ДНР оккупировали территорию Славянска. Реакция сторонников ДНР и ЛНР не изменилась, и сейчас, когда бои идут на окраинах Донецка и Луганска. В потоке сообщений о погибших и зданиях после обстрелов вспоминают весь возможный арсенал украинского вооружения, используемого в операции: от авиации - до танков и артиллерии.

Однако украинская сторона заявляет, что тяжелое вооружение, танки и артиллерию имеют и сепаратисты.

В интервью ВВС Украина заместитель министра обороны Украины адмирал Игорь Кабаненко сказал, что "боевики обстреливают жилые кварталы, а через российские СМИ звучат обвинения в адрес сил антитеррористической операции".

"Незаконные вооруженные формирования действуют скоординировано с информационно-психологическими операциями, НЗФ (Незаконные вооруженные формирования - Ред.) пытаются даже ценой больших потерь со своей стороны получать через границу российское вооружение. Незаконные вооруженные формирования используют "guerrilla tactics", т.е. партизанскую тактику, одновременно привлекаются регулярные подразделения и военные инструкторы", - сказал господин Кабаненко.

По мнению заместителя министра обороны Украины, "все это требует адекватного ответа со стороны силовиков, народа и государства в целом".

Меньше огня - больше потерь?

"Последние 23 года украинская армия не имела опыта боев в городских условиях. Я видел только одно из пособий, которое выпускали от УНСО", - говорит бывший руководитель военной разведки генерал-лейтенант Александр Скипальский.

По словам генерала, украинские спецслужбы также не формировали подразделений для операций такого масштаба.

"Формально что-то создавали и служба внешней разведки, и военные, и СБУ. Но не отрабатывали. При ведении боевых действий в городе пальму первенства следует отдавать спецслужбам, если есть возможность избегать разрушений и жертв среди мирного населения", - считает генерал Скипальский.

Руководство, о котором вспоминает генерал, можно найти в интернете. В нем ссылаются на опыт боевых действий в Приднестровье и на Кавказе. Начинается инструкция общими фразами о том, что "основные принципы боя в населенном пункте мало чем отличаются от общих пехотных принципов боя. Главное отличие - короткие расстояния, на которых происходит бой, большое количество непрострелеваемых мест, огромное количество разнообразных укрытий, а также удобство обстрела всего, что находится на улице ".

Эта и другие инструкции демонстрируют жестокую особенность боевых действий в городе. Если коротко, то бронетехника теряет свое преимущество, потому танкам неудобно стрелять на высокие углы по верхним этажам, а сама бронетехника требует другой защиты.

Авиация тоже может использоваться, но с учетом того, что наносить удары с воздуха приходится по целям, которые сложно с большой точностью указать для поражения. Пехота при штурме городов должна обладать особыми навыками передвижения и применения оружия с близкого расстояния. Учитывается даже тот момент, что большинство бойцов - это правши, поэтому им нужно двигаться к определенным позициям не просто перебежками, но и против часовой стрелки. В этом случае тем, кто штурмует, легче метко стрелять, а тем, кто обороняется, неудобно отстреливаться.

Можно долго перечислять все нюансы тактики уличных боев. Однако следует выделить один из важных моментов: превращение каждого многоэтажного дома, бетонной стены или даже канализации на огневую точку не может гарантировать тем, кто обороняется, успеха.

Ведь применение артиллерии и авиации всегда может определенным образом компенсировать отсутствие опыта штурмовых групп и уменьшить потери. Ведь те же русские, когда воевали в Чечне, хотя и разрушили Грозный мощным обстрелом, все же победили.

Что ожидает Донецк и Луганск?

Генерал Александр Скипальский говорит, что украинским силам надо использовать тех, кто не поддерживает сепаратистов: "Чтобы граждане не сидели, поднимали партизанское движение, сами объединялись и ликвидировали боевиков. Чтобы местное население не оставалось в стороне. Но для этого нужно проводить кропотливую работу. Как информационную, так и оперативную".

По словам украинского генерала, не смотря на то, что вооруженные формирования сепаратистов заняли удобную оборону в крупнейших городах региона, они, в тоже время, начали терять более важные, чем тактические преимущества, вещи: "Негатив для сепаратистов, которые замыкаются в городах, в том, что они теряют поддержку. Разрушая жизни простых граждан, они открывают глаза местному населению, одурманенному российской пропагандой".

Замыслы и военные планы украинских силовиков сейчас определить трудно. И не только потому, что это военная тайна. Параллельно продолжаются попытки политическими методами урегулировать конфликт, и это вносит коррективы.

То же самое можно сказать и о полевых командирах сепаратистов, которые пытаются добиться слаженности действий своих сил, а также консультируются с российскими политиками, которые поддерживают идею формирования Новороссии.

Однако, уже сейчас города, которые за последние месяцы почти молниеносно превратились в "столицы народных республик", а потом очень быстро в укрепрайоны, массово покидают мирные жители. Даже несогласие с "прокиевскими" или наоборот "прокремлевскими" версиями причин конфликта на Востоке, заставляет людей быть едиными в одном.

Они понимают, что пора бежать.

Новости по теме