Депутат и "айдаровец": история Петра Шкутяка

Петр Шкутяк Копірайт зображення Oksana Rovenchak
Image caption Петр Шкутяк - отец пятерых детей. Старшей дочери исполнилось 11 лет, младшей - 2,5 года

Военный символизм бывает особенно жестоким. Мина, которая месяц назад разорвалась на подступах к аэропорту Луганска, ранила трех украинских военных, родом из противоположных уголков Украины: Луганской области, Галиции и Крыма.

Последний из них, Петр Шкутяк, лечится в военном госпитале во Львове и ждет третью операцию на ноге, после которой ему придется заново учиться ходить.

Поврежденную осколком голову ему оперировали в Харькове раньше, сразу после ранения.

34-летний Шкутяк - женат, отец пятерых детей, депутат Ивано-Франковского областного совета, руководитель коммунального предприятия, а еще сын бывшего депутата парламента и экс-мэра Ивано-Франковска Зиновия Шкутяка.

Рассказывает, что решил идти воевать добровольцем еще весной, когда понял, что ситуация в стране обостряется.

Батальон выбрал почти случайно и без особых раздумий: "У моих друзей были знакомые в "Айдаре". Позвонили, сказали, что можно ехать. Вот я и поехал еще с одним парнем из Тернополя".

Родственники о решении Петра Шкутяка узнали, когда он был уже на месте: патрулировал с товарищами Луганскую область, куда отправился без военных учений. Рассказывать о реакции жены на такое решение особенно не хочет. Говорит, "все было нормально".

Несмотря на звание лейтенанта, с военным делом толком знаком не был и профессиональным военным себя не считает.

Ранение

20 июля колонна, в которой был Петр Шкутяк, пыталась прорваться к аэропорту Луганска, где в окружении находились украинские военные. Им должны были привезти обеспечение и забрать оттуда раненых и убитых.

Все произошло днем, в поселке Георгиевка, в 11 км к югу от Луганска.

Об обстоятельствах ранения рассказывает без особых эмоций, сухо перечисляя последовательность событий: "Мы, пехота, шли возле танков. Закрепились, пробились, закрепились. Остановились. Дали возможность колонне пройти. В этот момент нас обстреляли из миномета, и рядом с нами разорвалась мина".

Ранило трех человек, среди них был и Петр Шкутяк. В результате взрыва никто не погиб.

Первую помощь прямо на месте оказали боевые товарищи, среди которых был друг из Тернополя. Вкололи обезболивающее, перемотали бинтами и погрузили на БМП.

"Командир БМП, фактически рискуя жизнью, стоял сверху на броне, чтобы помочь нам, и вывез нас с поля боя", - вспоминает он.

Говорит, что в тот момент страха не было: "Я уже отключился. Просто раны болели".

Когда раненых увезли с линии огня, их раны обработал батальонный врач Андрей. Он сделал из палок шины для сломанных конечностей.

После этого солдат отвезли в больницу города Счастье Луганской области, а оттуда - вертолетами в Харьков. Там Петру Шкутяку прооперировали голову и ногу, а через сутки отправили самолетом в госпиталь во Львов.

Рассказывает, что ни в Харькове, ни во Львове его родственникам не приходилось искать никаких лекарств или медицинских средств: "На всех этапах никто из врачей никаких вопросов не задавал. По-моему, отношение всех военных врачей было хорошим. Делали все, что могли, и делали хорошо".

Помогали и волонтеры, которые ежедневно посещают в больницах раненых.

Копірайт зображення EPA
Image caption Некоторые бойцы добровольческих батальонов идут воевать вполне легально, однако некоторые не спешат оформляться в официальных подразделениях

"Забыть все"

В одном из предыдущих интервью местному западноукраинскому изданию Шкутяк говорил, что, по его наблюдениям, большинство вооруженных сепаратистов в Луганской области - местные.

"С одной и с другой стороны - идейно убежденные", - рассказывал он в начале июля Ивано-Франковскому изданию "Курс".

Сегодня, говорит "айдаровец", на Донбассе значительно больше российских военных, присутствие которых Россия регулярно отрицает. Уверяет, что сам видел российские документы у взятых в плен солдат.

Об отношении к своим врагам говорит сдержанно: "Я всегда стараюсь уважать своего врага. Они воюют, как и мы. Я априори уважаю человека".

Какого-либо простого рецепта, как достичь мира в Украине, Петр Шкутяк не дает: "Наша армия учится воевать. И нормально учится. Она будет воевать. Надо, чтобы больше людей поняли, что это не касается кого-то отдельно - Востока Украины или отдельных людей. Это касается всех. И чем больше людей это поймут и примут в этом участие, тем быстрее можно будет решить все вопросы. Надо всегда бороться".

На вопрос, что для него было самым важным на войне, отвечает: "Я не профессиональный военный. Надо уметь забыть все, что у тебя есть, что ты любишь, потому что эти воспоминания всегда возвращают тебя обратно и тогда трудно идти на какие-либо риски, потому что хочется вернуться домой".

Последнюю фразу говорит, сдержанно улыбаясь. Уточняет, что речь идет о доме и семье. И добавляет: "Это в тебе есть, и это на самом деле главное, что тебя там держит, но иногда нужно это поглубже спрятать в себе".

"Есть люди, которые могут воевать и воюют, а есть, которые не могут, - объясняет свою позицию Шкутяк. - И они есть и на Востоке, и на Западе. У нас в "Айдаре" были люди со всей Украины, в том числе из Луганской и Донецкой областей. Например, нас троих ранило одной миной. Я из Ивано-Франковска. Дядя Саша из города Счастье Луганской области и Леша из Керчи, из Крыма. Это, чтобы вы поняли".