Реакция на законы о Донбассе: капитуляция или компромисс?

ДНР Копірайт зображення Reuters

Во вторник, 16 сентября, Верховная Рада в закрытом режиме проголосовала за законы об особом статусе неподконтрольных украинским властям районов Донецкой и Луганской областей и амнистию некоторым участникам тамошних событий.

Соцсети сразу взорвались оценкам попыток президента и депутатов повлиять на Донбасс законами.

Особый статус для части территории восточной Украины называют и "капитуляцией", и "легитимацией боевиков", но при этом и "компромиссом" и "шансом выиграть время".

Вопрос к сути и процедуре

"Мы воевали за Украину, которой сегодня не стало. Я больше не возьму оружия в руки", - написал на странице у себя в Facebook один из бойцов бригады, который несколько месяцев провел в зоне АТО.

"Да, мы проиграли войну. Что вполне логично - России все проигрывают войну, это слишком большая куча народу и танков. Маннергейм, которого в ходе донбасского конфликта все так любили вспоминать, тоже, кстати, проиграл России войну, отдал Карелию... Единственное, чего очень сильно не хотелось бы - еще одной революции", - пишет в соцсетях журналистка Лена Павленко.

"Да,это тяжелое и позорное решение для молодой страны, но не забывайте, что нет ничего ценнее человеческой жизни. И если это решение поможет спасти хотя бы одну ( а я думаю, что речь идет о сотнях и тысячах жизней), то нам нужно это принять", - считает еще одна представительница медиа-сообщества Севгиль Мусаева-Боровик.

Другие журналисты у себя в блогах сетуют на процедурные проблемы во время голосования.

"Опыт показывает, что нечестно проголосованные законы не живут долго. Общество их не принимает... Зачем власть повторяет ошибку, спрятав от общества результаты голосования за законы из "минского пакета"? Неидеальное, мягко говоря, содержание добили неприемлимой формой. Так с обществом себя вести нельзя", - убежден журналист Сергей Лещенко.

С ним соглашается коллега Мустафа Найем: "Принимать такие важные законы без открытого обсуждения, без разъяснения обществу и в такой форме - дикость. Это вдвое больше подавляет в день исторической ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС".

Политические эксперты задаются вопросом практического воплощения принятых законов.

"Не вижу механизмов реализации этих законов. Нет четкого понимания границ тех территорий, которые эти законы будут касаться. Кто будет определять: кто попадает под амнистию, а кто нет? Местные выборы: по какому закону? За какие средства? Дотации из бюджета: сколько? На какие программы? И последнее: кто верит, что террористы сложат оружие. Я нет", - пишет Александр Черненко, который до недавнего времени возглавлял общественную организацию Комитет избирателей Украины.

А некоторые просто советуют не обращать внимания на законодательные новеллы, ведь их выполнение находится под вопросом.

"Нету никакой проблемы в том, что государство Украина принимает странные и невыполнимые законы по территории, которую оно один черт пока не контролирует. Сейчас это не более чем политический ход, очередная пустая бумажка, которых с прошлого года до хрена полетело в мусор. Лишь когда украинские войска зачистят Донбасс от оккупантов, стоит и надо думать, какой официальный статус он получит", - советует блогер и боец батальона "Донбасс" Дмитрий Резниченко.

ВВС Украина обратились к политологам с просьбой дать свою оценку законам об особом статусе части территорий Донецкой и Луганской областей и амнистии для некоторых "лиц-участников событий" на Донбассе.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

Это не капитуляция. Капитуляция была бы в том случае, если бы Путин завоевал весь Донбасс, потом Днепропетровск, Запорожье, Николаев, Херсон и Одессу, и власти согласились бы на особый статус всей восточной и южной Украины.

Мы же увидели компромисса и взаимных уступок. Ведь, во-первых, речь идет не о республиках, а об областях в составе Украины.

Во-вторых, объявленная амнистия очень выборочная, она не всеобъемлющая.

В-третьих, "народная милиция" будет заниматься только общественным порядком, а не функциями следователей, УБОПа и уголовного розыска, которые так же будут подчиняться Министерству внутренних дел, а не местным органам власти.

Действительно, это не победа над Путиным и самопровозглашенной республикой, но и не капитуляция Киева.

Перспективы же исполнения законов достаточно туманны. Очень трудно будет воплотить эти законы.

Но попробовать надо. Получится - хорошо. Не получится - тогда нужно будет искать другие пути.

Но сегодня надо выиграть время.

Алексей Гарань, профессор политологии Национального университета "Киево-Могилянская академия":

Эти законы - часть минских договоренностей. В этих договоренностях есть много вещей, которые положительны для Украины: восстановление украинской юрисдикции, контроля за границей под наблюдением ОБСЕ, вывод незаконных вооруженных формирования и прочее. Но есть пункт о местных выборах и законе об особом статусе.

Поэтому, думаю, это вынужденный компромисс. Выглядит так, что украинская сторона вынуждена была на него пойти.

По той информации, которая просочилась из закрытого заседания Верховной Рады, Петр Порошенко будто бы говорил о том, что Украине просто угрожали продолжением боевых действий.

Но о таких вещах нужно честно и открыто говорить обществу. Одна из причин неприятия этих законов заключается в том, что не было прямо сказано обществу: "нам угрожают войной, если не примем".

В любом случае, законы прописаны так, что они очень противоречивы.

С одной стороны, говорится о том, что на территориях сохраняется украинский суверенитет. В то же время мы понимаем, что проведение выборов в условиях присутствия российских войск и боевиков не приведет к реальному выбору.

Однако это может стать определенной политической легитимацией бывших боевиков. Возможно, в этом есть свой расчет - сепаратистов пытаются расколоть и выявить среди них политическое крыло, которое бы отделилось от военного.

В целом процесс очень сложный, и трудно предсказать его последствия. Сейчас не до конца понятно, как эти законы будут воплощаться в жизнь. Уже говорят о том, что закон об особом статусе является рамочным, и для воплощения его отдельных положений надо принимать дополнительные законы.

Выглядит так, что украинская сторона хочет выиграть время. Это можно понять.

Впрочем есть сомнения в том, что Россия будет это выполнять. Все может получиться так, что Украина продемонстрирует свою готовность к компромиссу и к миру, а другая сторона будет это просто срывать.

Новости по теме