Как хоронили первых жертв аварии на ЧАЭС

Наталья Ходымчук
Image caption Вдова оператора ЧАЭС Валерия Ходымчука Наталья

Более 20 лет киевлянка Наталья Ходымчук 26 апреля ездила в Москву на Митинское кладбище к мемориалу погибшим в аварии на ЧАЭС.

Там могила ее мужа - Валерия Ходымчука, оператора реакторного цеха ЧАЭС.

Холм символический. Когда в ночь на 26 апреля 1986 года на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел взрыв, Валерий находился в турбинном зале станции. Его тело так и не нашли под завалами станции.

"Хочется узнать, как он погиб. Меня это до сих пор тревожит, хотя уже 29 лет прошло. Но я этого уже никогда не узнаю", - говорит женщина.

Однако в этом году поездку родственников погибших в аварии на ЧАЭС на Митинское кладбище в Москву отменили из-за ситуации в отношениях между Украиной и Россией.

"Последние годы организовывать поездку нам помогал "Союз "Чернобыль" России". Но сейчас брать деньги у России не будем", - рассказывает председатель организации инвалидов Чернобыля "Луч 5-2" Александр Зеленцов.

"Луч 5-2" объединяет родственников погибших от лучевой болезни после аварии на ЧАЭС. Г-н Зеленцов отмечает, что 26 апреля вместо Митинского кладбища родные идут в Чернобыльскую церковь в Киеве.

Кладбище под бетоном

На Митинском кладбище в Москве есть 30 могил первых жертв аварии на ЧАЭС - это пожарные, которые первыми выехали ликвидировать пожар, и работники атомной станции.

Большинство из них умерли от лучевой болезни в 6-й клинической больнице Москвы в первые месяцы после трагедии - в мае-июле 1986 года.

Image caption Родственники погибших в аварии на ЧАЭС на Митинском кладбище в Москве (фото из семейного архива Ходымчуков)

Во время похорон на Митинском кладбище соблюдали специальные меры безопасности, рассказывает заместитель директора Национального музея "Чернобыль" Анна Королевская.

В музее "Чернобыль" хранятся рассекреченные документы, карты, фотографии и воспоминания участников тех событий.

"Тела сначала заворачивали в пленку, затем клали в деревянный гроб, потом деревянный гроб - в пленку, а потом это все это запаивали в цинковый гроб и закапывали", - говорит г-жа Королевская.

Позже, по ее словам, место захоронения залили бетоном. Среди этих 30 могил - три символичны. Одна из них - инженера Владимира Шашенка.

После аварии Шашенок, по свидетельствам очевидцев, получил настолько сильные ожоги от радиоактивного пара, что у того человека, который его выносил после аварии со станции, остался ожог от его тела.

Владимир Шашенок умер на рассвете 26 апреля. Похоронили его на кладбище села Чистогаловка, что рядом со станцией.

Еще одной из первых жертв аварии на ЧАЭС был заместитель руководителя электрического цеха ЧАЭС Александр Лелеченко.

"Он сбежал из Припятской больницы и вернулся на станцию. Лелеченко понимал, что получил большую дозу радиации, но продолжал работать, пока мог, ликвидировать аварию. Его лечили уже здесь в Киеве. Но не смогли спасти. Он получил большую дозу радиации - более 1500 тысяч рентген, а смертельной является 700 рентген", - рассказывает Анна Королевская.

Александр Лелеченко умер от лучевой болезни в Киеве 7 мая 1986 года. На Митинском кладбище ему установили символическую могилу рядом со всеми.

Из 12 человек персонала турбинного зала ЧАЭС, которые были на смене в ночь на 26 апреля, восемь умерли от лучевой болезни, рассказывает представитель музея "Чернобыль".

"Пожарные боролись с аварией снаружи, а внутри помещения четвертого энергоблока с аварией боролся персонал станции и с пожарами, которые там возникали, в условиях разрыва трубопровода, когда там вокруг кипело масло, был радиоактивный пар", - говорит г-жа Королевская.

Image caption Памятная доска Валерию Ходымчуку в третьем энергоблоке ЧАЭС

Чернобыльская атомная станция - еще одно место, где Наталья Ходымчук чтит память погибшего мужа.

"Еду в Чернобыль к Валере ежегодно 24 марта в его день рождения. Он же до сих пор там лежит", - говорит женщина, вздыхая.

Новости по теме