1946: как во время "Киевского Нюрнберга" казнили нацистов

В зале суда "Киевского Нюрнберга" Копірайт зображення Georgiy Ugrynovych
Image caption В зале суда "Киевского Нюрнберга"

70 лет назад - 29 января 1946-го - в Киеве публично повесили нацистских преступников, совершивших неслыханные преступления в Украине в 1941-1944 годы.

Казни предшествовал суд. Его считали продолжением Нюрнбергского процесса, который начался в ноябре 1945-го (проходил параллельно с Киевским и продлился еще более полугода после него). Но в Нюрнберге судили представителей руководства III рейха, а в Киеве - пятнадцать тех, кто особо "отличился" именно в Украине.

Следствие вели в Москве. Потом дело, насчитывающее двадцать два тома, передали в столицу УССР. Сюда же под конвоем отправили и подсудимых. Их поместили в Лукьяновскую тюрьму.

Для судебного заседания был предоставлен зал Дома Красной Армии (сейчас - Дом офицеров на улице Грушевского). Перед трибуналом Киевского военного округа предстали три генерала, один подполковник и военнослужащие ниже званием - до обер-ефрейтора и вахмистра.

Они во время войны занимали должности комендантов украинских городов (Коростышева, Коростеня, Первомайска и т.п.), начальников лагерей военнопленных, руководителей жандармерии разного уровня, военнослужащих дивизий СС и полицейских батальонов. Такие должности предпологали непосредственное участие в массовых расстрелах или руководство карательными акциями.

Судебное заседание началось 17 января. Подсудимые все отрицали. Но после выступлений многочисленных свидетелей - заседание продолжалось в течение 11 дней - произошел перелом.

Копірайт зображення Georgiy Ugrynovych
Image caption Подсудимый дает показания трибуналу

"Подполковник Труккенброд вчера еще доказывал, что он был "исключительным" комендантом: массовые расстрелы не его дело — их просто не было при нем, — писала "Радянська Україна". - Сегодня, изобличенный и опознанный свидетелями, бывший комендант Первомайска и Коростеня бледнеет, бормочет что-то нечленораздельное в ответ на свидетельства, что именно он организовывал и массовые расстрелы, и карательную экспедицию в Андреевку Первомайского района, где было расстреляно и повешено более 130 человек".

Другие подсудимые также признали своё участие в облавах, карательных экспедициях, расстрелах в еврейских гетто, сжигании людей заживо и других преступлениях.

Поэт Владимир Сосюра, который присутствовал на судебном заседании, написал в те дни:

За Бабин Яр прийшла година суду!

За нашу кров, за тьми свавільний гніт,

Це зла потвор, і безуму, і бруду

Рука відплати витягла на світ.

Судіть же їх, судіть в ім’я народу…

Копірайт зображення Georgiy Ugrynovych

Речь прокурора - он потребовал смертной казни для всех подсудимых - передавалась по радио. Однако не транслировались речи адвокатов, которые настаивали: подзащитные лишь выполняли приказы.

28 января суд объявил приговор: 12 обвиняемых были приговорены к смертной казни. Еще троих, ниже по званию, приговорили к каторжным работам в лагерях на срок 15 и 20 лет.

На следующий день на площади Калинина, ныне именуемой Майдан Незалежности, построили виселицу. Однако тогдашний Уголовный кодекс предусматривал в качестве высшей меры только расстрел. О смертной казни через повешение в нем нет ни слова.

Неужели в Киеве нарушили закон? Нет.

Дело в том, что кроме Уголовного кодекса, юридическую силу имели также указы Президиума Верховного Совета СССР. Один из них, от 19 апреля 1943 года, устанавливал, что "немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев караются смертной казнью через повешение".

Указ предусматривал, что исполнение приговоров следует "производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением".

Виселицу установили на площади ближе к нынешней Костельной улице. Собралось около двухсот тысяч зрителей. Эшафот окружила конная милиция.

Копірайт зображення Georgiy Ugrynovych
Image caption Казнь нацистов на площади Калинина

Днем на площадь въехали со стороны Крещатика четыре грузовика. В каждом на соломе лежали по три преступника в наручниках. Их подняли, на шею накинули петлю.

Советский полковник зачитал приговор. По команде грузовики уехали. Нацисты закачались в воздухе.

Веревка на шее подполковника Труккенброда оборвалась. С древних времен по неписаным правилам такому приговоренному даровали жизнь. Однако зрители этого не поняли бы.

Поэтому нашли новую веревку и осужденного вновь повесили ...

Толпа ликовала. Инвалиды, пострадавшие от нацистов, костылями били трупы повешенных. Их сняли только к вечеру и повезли хоронить на спецучастке МГБ.

А тех троих, которые были отправлены в лагеря, впоследствии амнистировали - на основании указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1955 "О досрочном освобождении немецких граждан, осужденных судебными органами СССР за совершенные ими преступления против народов Советского Союза в период войны".

После освобождения их должны были выслать в Германию. Если, конечно, они дожили до этого момента.

Новости по теме