Наследуются ли психические болезни?

Джеймс Лонгман

Пытаясь установить причины психических болезней, ученые обращают все больше внимания на генетические факторы. Для Джеймса Лонгмана, чей отец покончил с собой под воздействием шизофрении, это очень личный вопрос.

Мне часто говорят, что я похож на отца - внешностью, манерами, привычками. Это меня радует, но одновременно и беспокоит: он страдал от шизофрении и совершил самоубийство, когда мне было девять лет.

После двух недель особо тяжелого обострения, он поджег свою лондонскую квартиру и выбросился из окна.

О некоторых подробностях его жизни я узнал лишь впоследствии. Попытка самоубийства; прогулки по Лондону в банном халате; надоедливые голоса. Все это никак не согласуется с тем, каким я его помню в хорошие дни: веселым, творческим, смешным.

За двадцать лет до этого его отец, мой дедушка, застрелился, узнав, что болен раком. У других моих родственников тоже есть психические расстройства. Мне скоро будет тридцать. Иногда я страдаю депрессией. Неудивительно, что я задумываюсь - неужели это тоже часть моего наследства?

Многим людям трудно говорить о своем психическом здоровье. Но те, кто решается, обычно могут вспомнить, что подобные проблемы уже были у кого-то из их семьи. Склонен ли я к депрессии, потому что потерял отца при трагических обстоятельствах? Или это прописано в моей ДНК?

Image caption Новорожденный Джеймс с родителями

Исследователи из лондонского Кингс-колледжа уже давно изучают генетические основы психических заболеваний.

Исследования близнецов и семейной истории болезней подтверждают, что психические заболевания имеют генетическую составляющую. И только в последние годы ученым удалось подробно изучить генетические изменения, усиливающие риск возникновения таких болезней.

Кэтрин Льюис, профессор Центра биомедицинских исследований Модсли, объясняет: "Генетику психических расстройств исследовать чрезвычайно сложно. В медуниверситете нас учат генетике на примере простых менделевских (тех, что объясняются законами Грегора Менделя) заболеваний - болезни Хантингтона или кистозного фиброза. За них отвечает один-единственный ген".

"Но информация о психических расстройствах содержится не в одном гене, а в целом ряде. Нужно рассматривать это как совокупное генетическое влияние", - говорит ученый.

Исследование специалистов из Кингс-колледжа пока находится на ранней стадии. Но они уже нашли 108 генов, которые изменяются в связи с шизофренией, девять генов, связанных с депрессией, и 20 - с биполярным расстройством. Наверное, это еще далеко не все; к тому же, ученые считают, что многие из этих генов являются общими для различных заболеваний.

Мне важно знать о своем генетическом наследстве, потому что это освобождает от ощущения неотвратимости, характерного для депрессии. Обязательно ли это меня постигнет? Преодолею ли я это? Или оно сильнее меня?

"Данные, полученные в последние годы, позволяют предположить, что в основе многих психических расстройств лежат одни и те же генетические факторы риска - например, генетическая вариация, свойственная шизофрении, частично совпадает с вариацией при депрессии и биполярном расстройстве", - говорит Льюис.

Я не унаследовал от отца шизофрению - у меня нет симптомов, которые в настоящее время уже должны были бы проявиться. Впрочем, возможно, наш общий генетический код является причиной моей депрессии.

У братьев и сестер наследственные факторы проявляются по-разному. Мама двойняшек Люси и Джонни имеет биполярное расстройство. Джонни также от него страдает, а Люси - нет.

"Когда у меня обострение, я не могу заставить себя встать с постели, - говорит Джонни. - А даже если смогу, тогда наступает следующий уровень: я встал, но ничего не понимаю. Я буквально не могу понять, что происходит. В моей голове - густой туман. Эта так называемая "психическая нестабильность" имеет много физиологических проявлений".

Я спросил, что он почувствовал, когда ему поставили тот же диагноз, что и его матери.

"О Боже - у меня было столько разных эмоций и мыслей. Я заплакал от облегчения", - рассказывает мужчина.

"Я - сын своей матери. Но одновременно я чувствую, что мое собственное состояние - особенное. Для каждого больного человека его болезнь уникальна", - добавляет он.

Если один из ваших родителей имеет депрессию, ваши шансы получить эту болезнь увеличиваются вдвое. В случае биполярного расстройства - вчетверо, а шизофрении (как у моего папы) - в восемь раз.

Но это относительный риск, то есть если сравнивать с остальными людьми. Абсолютный риск остается низким. Как всегда, есть определенная случайность в том, какие генетические черты перейдут тому или иному ребенку. Наше воспитание и жизненный опыт, как в детстве, так и во взрослом возрасте, также мощно влияют на то, разовьется ли у нас психическое расстройство.

Смерть отца очень сказалась на моей жизни и на моих отношениях с матерью. Она тоже страдает депрессией - возможно, вызванной смертью отца. Поэтому мне было важно поговорить с ней, чтобы лучше понять ее собственные переживания и волнения за меня.

На эмоциональном уровне она восприняла смерть мужа как личную неудачу, ведь ей не удалось его остановить. Она также очень беспокоилась, не будет у меня психоза, как у отца.

Она вспомнила день его смерти. Тогда она пришла ко мне в школу, чтобы сообщить, что произошло. Она ясно помнит, как тот девятилетний мальчик сидел у нее на коленях, махал ногами и смотрел на нее, не веря. Затем я плакал по ночам, рассказала мама, и звал отца. Я этого совсем не помню.

Но ее страх, что у меня будет шизофрения или другая подобная болезнь, остался позади.

"Сейчас он бы очень тобой гордился, - говорит она. - Очень гордился бы всем тем, что ты делаешь и чего ему не удалось достичь. В душе он чувствовал бы: "ух ты, какой замечательный молодой человек - а это наш сын!"

Новости по теме