Будут ли пускать родственников в реанимацию?

Реанимация Копірайт зображення UNIAN
Image caption Большинство реанимаций в Украине закрыты для родственников больных

Можно только представить, что чувствует человек, когда его ребенок или партнер находится в реанимации на грани жизни и смерти, но врачи не разрешают увидеться с ними.

Такую ситуацию, в общем типичную для Украины, несколько месяцев назад пережила парламентарий Елена Сотник. Узнав, что у ее мужа произошло кровоизлияние в мозг, она срочно вернулась в Украину из зарубежной поездки.

"И первое, что я встретила - это закрытые двери и врача, которому было все равно, что происходит и что я переживаю. Они просто сказали: "Он в коме, когда станет лучше, мы сообщим", - рассказала журналистам член парламента.

После нескольких мучительных дней г-же Сотник удалось перевезти мужа в израильскую больницу, где, по ее словам, его спасли.

"Он говорит, что если бы я не держала его за руку, его сейчас не было бы в этом мире", - добавила она.

Сейчас г-жа Сотник вместе с коллегами из Рады зарегистрировали законопроект, который должен обязать врачей пускать к больным в реанимацию их родственников.

Однако медики, с которыми удалось поговорить ВВС Украина, объяснили, почему их заведения не всегда готовы к таким нововведениям.

Присутствие родных

В большинстве украинских больниц родственников больных не пускают в отделения реанимации и интенсивной терапии, говорят авторы законопроекта, среди которых много молодых депутатов Рады новой волны.

"В результате мы имеем вопиющие случаи, когда последние минуты жизни человек проводит в одиночестве, а родственники "сходят с ума" под закрытыми дверями", - говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Защитники этой идеи, кроме чисто гуманного, приводят еще целый ряд прагматических аргументов в пользу такого подхода.

Присутствие близкого человека помогает больному быстрее выздороветь, говорят они.

Кроме того, когда в палату приходят родственники, это усложняет махинации с бесплатными лекарствами, снижает уровень коррупции в целом и позволяет улучшить уход за пациентом.

"Родственники - это самый главный контролер надлежащего медицинского сервиса", - уверена г-жа Сотник.

"Как дыхание"

"Родственники должны иметь право постоянного пребывания со своими родными в больницах", - соглашается с ней общественный деятель Анастасия Леухина. Она стала соавтором приказа Минздрава, который должен облегчить доступ родственникам в реанимацию. Сам приказ еще не утвержден.

Копірайт зображення UKMC
Image caption Анастасия Леухина говорит, что открытый доступ родственников в реанимационные отделения работает во многих странах

Как и депутат Рады Сотник, г-жа Леухина знает о проблеме не понаслышке. 12 лет назад ее не пускали в реанимацию, где пытались спасти жизнь ее маленькому сыну. Малыш, который провел в реанимации половину своей короткой жизни, умер, не дождавшись матери.

"Эту половину жизни я не могла быть с ним. Просто из-за запрета, через закрытый замок на двери", - рассказала журналистам госпожа Леухина. Она говорит, что нашла в себе силы говорить об этом только сейчас.

"Для меня доступ в реанимацию - это настолько естественно, как дыхание. Я очень рада, что нам не нужно согласовывать дыхание с Минздравом, Верховной Радой или Администрацией президента, потому что мы все уже умерли бы, наверное", - иронизирует она.

Однако в самой администрации президента уверяют, что понимают проблему.

Николай Кулеба, уполномоченный президента по правам ребенка, говорит, что страдание, которое в таких случаях мучает детей и родителей, можно сравнить с пыткой.

"Один ребенок так кричал и звал маму, что сорвал себе голос в реанимации", - рассказывает он чью-то историю.

Поддерживает идею и заместитель министра здравоохранения Игорь Перегинец.

Но как быстро эта практика приживется в Украине?

"Трудновато на это смотреть"

Сами врачи приводят ряд причин, почему идея пускать родственников в реанимацию не всегда уместна.

Александр Жупанов, главный врач Винницкой областной больницы, говорит, что для таких визитов должны быть условия - отдельные палаты-боксы. Тогда как на практике в типичном реанимационном зале одновременно лежат много больных. Поэтому визиты родных могут быть неприятными как самим родственникам, так и другим больным.

"Это большой реанимационный зал, где лежат шесть человек с различными заболеваниями и ситуациями, и у своего родственника ты увидишь еще пятерых, которые лежат рядом... И им всем делают манипуляции: бронхоскопию, отсасывание слизи, прокалывание грудной клетки и т.д.", - рассказывает врач. По его словам, для людей, не связанных с медициной, может быть "трудновато на это смотреть".

С г-ном Жупановым частично соглашается его коллега Александр Дудник из Черкасской областной больницы.

"Больные в реанимации имеют право на конфиденциальность. Правильно или нет? Они находятся в тяжелом состоянии, они раздеты и так далее", - говорит он.

Г-н Дудник, однако, добавляет, что в его заведении родственников в реанимацию все же пускают, когда это действительно необходимо.

"Я не вижу в этом проблемы", - говорит он.

Стресс для врачей

Сторонники идеи настаивают, что проблема все-таки есть и она глубоко укоренена в культуру отношений между медиком и больным.

По их мнению, людям нужно "менять мозги", объясняя, что пара пациент-врач не должна напоминать пару начальник-подчиненный. И что выздоровление больного зависит не только от того, кто лечит, но и от самого больного и его комфорта, в том числе психологического.

"Это не проблема Советского Союза. Это проблема нескольких тысячелетий в истории здравоохранения, когда врач лечил пациента как объект, который просто должен быть благодарен за помощь и спасение", - говорит Зоряна Черненко, медицинский эксперт из Реанимационного пакета реформ.

Копірайт зображення UNIAN
Image caption Корень проблемы в том, что некоторые врачи относятся к пациенту как к "телу", говорят сторонники идеи

По ее словам, многие украинские врачи привыкли, что пациент должен их слушаться, и они еще не готовы видеть в больном партнера.

"Для врачей это сегодня стресс, - говорит Черненко об идее законопроекта. - Я уверена, что они будут сопротивляться. Для них ментально и мировоззренчески эта модель неприемлема. Но это хорошее начало общественной дискуссии".

Новости по теме