Блог феминистки: женщины и искусство

Мэри Уолстонкрафт Копірайт зображення Getty

Прямо сейчас одна из моих любимых женщин висит в московской Третьяковской галереи: Мэри Уолстонкрафт собственной персоной, правда двухмерной.

Портрет предвестницы феминизма, вместе с 48 другими портретами, выставляется во временной экспозиции, приехавшая из лондонской Национальной портретной галереи. Поскольку я - горячая сторонница Уолстонкрафт и недавно написала о ней книгу, меня пригласили в Третьяковку прочитать лекцию о ней.

"Возможно, вы сможете кое-что рассказать и о других портретах?" - спросили организаторы. Супер, подумала я. Но потом прочитала приложенный перечень 49 исторических фигур, увековеченных на холсте. Подождите - а где же женщины?

Из 49 портретов только девять изображают женщин. Две из них - королевы, а пять заслужили портрет красотой и шармом - актрисы, куртизанки и одна певица.

В коллекции больше людей по имени Карл, чем женщин-интеллектуалок. Только две женщины удостоились места на стене Третьяковской галереи благодаря своим мозгам: Мэри Уолстонкрафт и мятежная поэтесса Элизабет Баррет Браунинг. Соответственно, о них я больше всего и говорила.

Выходок Уолстонкрафт и Браунинг оказалось более чем достаточно, чтобы заворожить аудиторию, но я не смогла смолчать об их одиночестве в роли первопроходцев. Поэтому я подняла в своей лекцией широкую тему - представленность женщин в публичном искусстве. Ведь искусство всегда было и остается важной формой летописи. В нем запечатлена история.

Копірайт зображення Bee Rowlatt
Image caption Я рассказываю о Франкенштейне - самом известном произведении моей любимицы Уолстонкрафт

Бесспорно, история не всегда творится мужчинами - не надо заглядывать далеко в историю Украины, чтобы увидеть этому подтверждение. Но записывали и рисовали ее преимущественно мужчины. И фильтровали ее также мужчины. Вероятно, этим объясняется тот факт, что многие женские образы в искусстве - это красивые тела, праздно сидящие в креслах.

Копірайт зображення Getty
Image caption Картина "Похищение Европы" кисти Рубенса на выставке в музее Прадо в Мадриде

В последнее время меня очень увлекла эта тема.

Возьмем Лондон, например: более 90 процентов его уличных статуй - мужчины. Ситуация в других городах не намного лучше.

Да, в Париже есть своя статуя Свободы, в Москве - горделивая колхозница (в сопровождении товарища в рабочем комбинезоне). В Киеве есть своя женщина с мечом. Впрочем, эти женские фигуры идеализированы и политизированы; это не реальные исторические женщины.

Посмотрим на Нью-Йорк. Из 29 статуй в Центральном парке единственные лица женского пола - это Алиса из Страны чудес, Джульетта (рядом с Ромео) и, наконец, известна интеллектуалка Матушка Гусыня. Я серьезно.

Копірайт зображення Getty
Image caption Киевская женщина с мечом

Таким образом, даже те немногие женщины, которые попадают на пьедестал, часто вымышленные. Да, это художественная дань женщинам - как мифическим существам. Если составлять впечатление об истории с того, что мы видим на полотне, в камне и в бронзе, можно подумать, что женщины никогда не встают с кушетки.

Почему это имеет значение? Почему важно отмечать в публичном искусстве реальных женщин? Потому что образы, украшающие наши улицы и нашу повседневность, влияют на нас и вкладывают в нас определенные идеи. Большие или малые, эти идеи постепенно накапливаются.

Вот, например, красноречивая картинка с двери туалета в моем московском отеле. Она бросалась мне в глаза каждое утро, когда я шла завтракать блинами с лососем и сметаной. Похоже, она говорит о том, что элегантность синонимична с жестоким недоеданием.

Копірайт зображення Bee Rowlatt
Image caption А может, это отдельный туалет для пациентов с дизентерией?

От дверей туалетов до уважаемых картинных галерей, изображения женщин подвергаются многочисленным фильтрам; их странным образом идеализируют, а порой делают максимально невидимыми. Ретушируют или стирают ластиком.

Как это исправить? Для начала, добавлять положительные изображения реальных женщин. Когда дети, поднимая взгляд, видят на пьедесталах только мужчин, как сегодня в Лондоне и других городах мира, они улавливают идею невидимости. Они приходят к выводу, что женщины не дали обществу ничего.

Нам нужно не что иное, как "демонтаж истории", словами историка Аманды Форман. Надо изменить многовековой нарратив, в котором заметными становятся только военные мужчины, завоеватели и триумфаторы. Если же женщины, творившие великое, наконец получат признание, нынешние школьницы по всему миру скажут: я тоже так могу!

Английская версия блога - здесь.

Новости по теме