"Нет правды": почему украинцы в Сербии следят за Гаагским трибуналом?

Фото 1 Копірайт зображення Borys Varga BBC
Image caption Греко-католическая церковь украинской диаспоры в Сербии (Русский Керестур, 2005 год) и граффити сербского герба

Решение Международного трибунала в отношении бывшей Югославии в конце марта этого года признать лидера сербских радикалов Воислава Шешеля невиновным - обеспокоило украинцев-русинов, в частности тех, кто пострадал от последствий его политики.

Шешель в начале девяностых был лидером самой сильной оппозиционной партии в Сербии. Международный трибунал обвинял его в депортациях гражданских, убийствах, пытках, уничтожении и похищении имущества, запугивании и подстрекательстве к военным преступлениям в Сербии, Хорватии и Боснии и Герцеговине.

Судебный процесс против другого участника политических событий девяностых годов, бывшего сербского президента Слободана Милошевича так и не был завершен - он умер в тюрьме Гаагского трибунала в 2006 году, не дождавшись приговора.

Украинская диаспора на Балканах, которая на протяжении двух веков живет по обе стороны Дуная - в Хорватии и Сербии - внимательно следит за судебными процессами и приговорами Международного трибунала. В девяностые годы многие представители украинства подвергались притеснениям и пыткам со стороны сторонников сербских националистов и радикалов.

В Сербии, в частности в муниципалитете города Шид, зафиксирован ряд случаев преследования и запугивания национальных меньшинств, в том числе и украинцев-русинов, которым больше других угрожали депортациями.

Некоторые из них решили поделиться с ВВС Украина своими воспоминаниями об этих тяжелых временах их жизни, о которых ранее неохотно рассказывали СМИ.

"Это политический приговор"

Анита Говля из города Шид этой весной с волнением следила по телевидению за оглашением приговора лидеру сербских радикалов Воиславу Шешелю. Ее семью, как и других представителей национальных меньшинств в этом городе, в девяностые шантажировали сторонники его партии.

"Нет правды, это политический приговор", - первое, что подумала Анита, когда увидела вердикт о его освобождении.

"Выглядит так, будто мы все это выдумали", - добавляет она разочарованно.

Анита, которая сейчас работает в международной гуманитарной организации, перед микрофоном ВВС Украина взволнованно вспоминает, как в начале девяностых годов на стене ее дома неизвестные несколько раз писали угрожающие послания - "Уезжайте из этого города".

Копірайт зображення Borys Varga BBC
Image caption Греко-католическая церковь в городе Шид - украинская община в Сербии селилась преимущественно возле церкви

"К нам звонили по телефону и угрожали ... Однажды двое вооруженных мужчин в черной военной форме без знаков отличия вошли в дом и начали его рассматривать. Они сказали, что им нравится наш дом и нам нужно немедленно отсюда выселиться", - вспоминает Анита, которой тогда было 16 лет.

Анита рассказывает, что людей, которые тогда ворвались в их дом, она и ее семья не раз видели на местных митингах радикальной партии в городе Шид.

Отец Аниты обратился в полицию, но никакой реакции местных властей не последовало. Ее семья все же решила не уступать давлению, хотя многие их знакомые, в частности хорваты, тогда покинули город.

Шантаж ее семьи продолжался с 1991 по 1993 год, пока не вступило в силу перемирие между Сербией и Хорватией.

Надписи на домах, звонки, угрозы

Юлиан Ковач в начале девяностых годов работал директором государственного югославского предприятия и был членом региональной оппозиционной партии города Шид.

Ковач говорит, что он тогда испытал на себе очень много неприятного, и это продолжалось почти до сегодняшнего дня. Он рассказывает, что о некоторых деталях не рассказывал даже членам своей семьи.

Давление на него началось в 1991 году, и за этим, по его словам, стояли представители местных властей Социалистической партии Сербии, которую возглавлял Слободан Милошевич, а также местные представители Сербской радикальной партии, которую возглавлял Шешель.

Сначала его мобилизовали в армию на войну в Хорватию, даже несмотря на то, что он тогда занимал высокий пост на одном из крупнейших местных госпредприятий.

Ковачу также звонили по телефону и угрожали, требуя, чтобы он с семьей выселялся. Затем против него возбудили уголовное дело, которое закрыли лишь несколько лет назад.

Юлиан Ковач считает, что все эти проблемы возникли из-за занимаемой должности, а также из-за того, что он был политически активным представителем национального меньшинства.

"В одно мгновение я обернулся и увидел, что в городе Шид, где высокие государственные и управленческие посты до войны занимало порядка 40% лиц несербского происхождения, в новых обстоятельствах я остался - один. Тогда понял, почему на меня оказывается такое давление, и сам в 1992 году покинул руководящий пост", - рассказывает в комментарии для ВВС Украина Ковач.

Дюра Ждиняк до распада Югославии также был успешным украинцем-русином. По образованию Ждиняк - магистр фармацевтики, но решил заниматься частным бизнесом. Он в числе первых в городе Шид в 1985 году открыл свою полиграфическую фирму - в, так сказать, золотые времена коммунистической Югославии.

Копірайт зображення Borys Varga BBC
Image caption Греко-католическая церковь в Хорватии (Миклошевцы, 2003 год) пострадала от обстрелов

После введения многопартийной системы в Сербии Ждиняк открыто отказывался поддерживать тогдашние ведущие партии Милошевича и Шешеля.

Как говорит мужчина, он в 1991 году сделал заявление для информатора одной международной правозащитной организации о ситуации в сербском обществе, после чего у него начались проблемы.

Как и предыдущим собеседникам, Ждиняку на стенах его дома писали угрожающие надписи и звонили с требованием выселиться. Его также мобилизовали на войну в город Вуковар в соседней Хорватии, где тогда шли ожесточенные бои.

Ждиняк безуспешно требовал защиты от тогдашних сербских властей.

Из-за давления, войны, международных санкций и инфляции две его фирмы долго не продержались.

Ждиняк говорит, что пострадали представители украинской диаспоры не только в городе Шид, но и в соседних деревнях, например, Бикич Дол, Беркасово и Бачинци.

По ту сторону Дуная

Между тем по другую сторону границы на реке Дунай, в восточной Хорватии, среди греко-католиков украинцев-русинов было гораздо больше жертв. Большая часть украинской диаспоры тогда оказалась в составе самопровозглашенной сепаратистской Республики Сербской Краины.

Во время конфликта в Хорватии, до того, как миротворцы ООН взяли под контроль разрушенные войной районы, сербские военизированные группировки убили сотни и депортировали тысячи гражданских несербского происхождения.

Среди депортированных было немало украинцев-русинов.

Греко-католическая церковь в Загребе обнародовала данные, согласно которым в начале девяностых годов более 3 500 ее прихожан оказались втянуты в вооруженный конфликт.

Более тысячи человек под давлением были вынуждены покинуть свои дома. Тогда погибли более 150 украинцев-русинов, еще сотни получили ранения.

Первым президентом Республики Сербской Краины стал Милан Бабич, который в 2006 году совершил самоубийство в камере Международного трибунала в Гааге.

Вторым президентом того сепаратистского края с 1992 по 1994 год был Горан Хаджич, который сейчас находится на свободе в Сербии. Международный трибунал в апреле этого года решил остановить процесс над Хаджичем на "неопределенное время" из-за плохого состояния здоровья.

Новости по теме