Глава Минздрава Шафранский: "Мы не имеем влияния на международные организации"

Виктор Шафранский Копірайт зображення unian
Image caption Виктор Шафранский исполняет обязанности министра с апреля 2016 года

Недавно депутаты Рады и активисты обвинили Минздрава в провокациях и попытках срыва закупок лекарств международными организациями. Еще в прошлом году министерство подписало соглашения о закупке лекарств с ЮНИСЕФ, ПРООН и Crown Agency, но значительная часть медикаментов так и не дошла до пациентов.

В интервью ВВС Украина и.о. руководителя Минздрава Виктор Шафранский ответил на эти обвинения. Он также рассказал, что сделал со своей долей в фармкомпании, поделился планами на снижение цен на лекарства и сказал, что думает о задержанных по подозрению во взяточничестве коллегах: заместителе министра Романе Василишине и главном санитарном враче Святославе Протасе.

ВВС Украина: Активисты и депутаты заявляют, что закупки лекарств международными организациями находятся под угрозой. Они говорят, что со стороны Минздрава существуют блокирование, бюрократические препоны, которые мешают быстрому оформлению документов.

Виктор Шафранский: Для начала я приведу несколько сравнений. В этом году закупки лекарств осуществлялись через две институции - тендерный комитет Минздрава, куда было направлено 1,5 млрд грн, и международные организации, куда направили 2,2 млрд грн. Минздрав свои программы провел в течение полугода. Лекарства были поставлены. Было только два или три недобросовестных поставщика, мы на них имели рычаги влияния, и сейчас ими занимается суд. То есть процессы были начаты летом прошлого года, до конца года все тендерные процедуры завершились, все поставки были завершены до 1 марта 2016 года.

Что мы имеем с международными закупками? Процессы начались одинаково. Деньги были заплачены в конце прошлого года, все 2,2 млрд грн. Прошло полгода. По состоянию на сейчас у нас есть только половина лекарств из тех, что должны были быть поставлены за счет бюджета.

ВВС Украина: Но есть представители международных организаций, которые говорят...

Виктор Шафранский: Вы меня не дослушали. Поверьте, вы разговариваете с человеком, который разбирается в этих процессах лучше, но если вы ангажированы одной стороной, то вы можете сказать, что это большое благо. Но когда государственные деньги заплатили, прошло восемь месяцев - и поставлена только половина из тех лекарств.

ВВС Украина: Так в чем причина?

В.Ш.: Если бы не работа Минздрава, если бы мы этим не занимались, то и этих крох бы не было. Почему? Безусловно, есть желание международных организаций поставить эти лекарства. Но почему-то мы не имеем такого результата.

Забыл сказать главное: Минздрав закупил лекарства на 20% дешевле, чем это было в 2014 году. Это официальная информация. Больные получили лекарства.

Копірайт зображення unian

Я слышу лозунги о том, что мы очень здорово экономим на международных закупках, и я слышу, что мы здорово переплачиваем на международных закупках. И сторонники, и противники международных закупок оперируют какими-то цифрами, которые все-таки требуют достоверного подсчета.

ВВС Украина: То есть цифра в 790 млн грн, которую обнародовала председатель комитета по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец, не соответствует действительности? (Именно такую сумму, по данным г-жи Богомолец, международные организации сэкономили государству. - Ред.)

В.Ш.: Не соответствует. Я с большим уважением отношусь к председателю комитета. Поверьте, я очень хотел бы, чтобы мы сэкономили, потому что за каждой копейкой стоит жизнь больного. Но мы будем говорить об этом тогда, когда мы завершим процесс международных закупок. Я надеюсь, что мы завершим его в ближайшие 2-3 месяца. Прошу заметить, это закупки 2015 года.

Представьте себе, что вы имеете семейный бюджет. Вы кому-то отдаете деньги на год вперед и не понимаете, когда будут поставлены эти лекарства.

ВВС Украина: Есть проблемы с поставками. Почему поступила только половина лекарств? В чем вы видите эти препоны?

В.Ш.: В том, что Минздрав и даже государство не имеют рычагов влияния на международные организации.

ВВС Украина: То есть проблема в международных организациях?

В.Ш.: Слушайте, вы, наверное, сильно ангажированы той стороной. Поверьте, у меня день начинается и заканчивается международными закупками. Я занимаюсь закупочными функциями, чтобы спасти ситуацию. Вытащить из этой пропасти. Чтобы больные могли получить лекарства.

Так вот, возвращаясь к вопросу, почему так. Есть такая аналогия. Вы приходите в магазин и говорите: "Я вам даю деньги, а вы мне через неделю привезите стиральную машину. Должно быть столько оборотов и такая емкость". Если вам ее не привезут, то вы можете пожаловаться - и фирма заплатит пеню.

Что происходит сейчас с международными организациями и с этими договорами? В этих договорах нет срока поставок, международные организации не несут никакой ответственности ни по количеству, ни за несвоевременную поставку, ни за задержку. Поэтому происходит то, что сейчас происходит.

Когда три месяца назад меня назначили и.о. и я ознакомился с состоянием закупок, я ужаснулся. Попросил - и международные организации дали мне графики поставок. Мы их проанализировали. Они были выполнены на 60%. То есть они не придерживались того, что прописывали, и сроки снова сдвигались.

У нас нет на них рычагов воздействия, за исключением доброго слова и просьбы. Здесь я должен сказать, что они слушают нас, все эти три международные организации. Они стараются идти навстречу. Но прошло столько времени - и мы имеем только половину лекарств. Мы еженедельно с ними собираемся, спрашиваем, чем можем помочь. И просим: говорите с поставщиками. И должен сказать, что они это делают, стараются это делать - и ЮНИСЕФ, и ПРООН, и Crown Agency. Придя в Минздрав, я дал приказ, чтобы документ, касающийся международных закупок, оформлялся за сутки.

ВВС Украина: И он оформляется?

В.Ш.: Да. Те, кто не выполнял приказ, уже, к сожалению, уволены из министерства. Полтора месяца назад была ситуация, когда три человека, которые отвечали за международные закупки, пошли сразу на больничный. Вряд ли может быть такое совпадение. Поэтому работа застопорилась.

ВВС Украина: Где сейчас эти чиновники?

В.Ш.: Двое покинули Минздрав, третий, говорят, лечится. Ну, выздоровления ему. Но мы выровняли ситуацию. Мы создали группу быстрого реагирования, которая в Минздраве все бумаги носила между кабинетами для того, чтобы как можно быстрее их визировать и подавать мне на подпись. Сейчас правильно оформленные документы от международных организаций мы оформляем за день. Но есть проблема - арифметические ошибки в расчетах, в количестве, в дозировках. Поэтому мы вынуждены возвращать документы. Нам недавно привезли 11 документов, во всех были ошибки.

ВВС Украина: У меня есть информация, что в Минздраве неделю лежал приказ на распределение по больницам препарата софосбувир от гепатита С, но его не подписывали. Лекарства не дошли до пациентов. Почему?

В.Ш.: Это не правда. Не верьте этому. Если еще дальше будут продолжаться такие безосновательные наезды со стороны так называемой общественности, я буду думать о том, чтобы защищать честь Минздрава. В этом препарате документ, который пришел в Минздрав, был с вопиющими ошибками. Мы его вернули. Как только ошибки исправили, мы оперативно его подписали.

Еще возникла ситуация, когда международные организации не могут предоставлять информацию на украинском языке. Мы договорились, что я буду читать документ на английском и его подписывать. Об этом почему-то общественность молчит.

ВВС Украина: Процитирую г-жу Кристин Джексон, представительницу Crown Agents: "Мы обеспокоены тем, сколько времени заняло подписание контрактов. У нас не было таких проблем больше нигде в мире. Мы впервые столкнулись с группами, представляющими определенные интересы и задерживающими поставки жизненно необходимых лекарств". То есть международные организации говорят, что они со своей стороны делают все возможное. От вас я слышу, что Минздрав тоже делает все возможное. Но вы сами сказали, что ситуация остается такой - половина лекарств не доставлена. Так где эти пробуксовки?

Копірайт зображення unian

В.Ш.: Вы знаете, я думаю, что причина в том, что Crown Agents делает это в Украине впервые. И мы вовлечены в это в первый раз. Я знаю, что Crown Agents закупали лекарства не у производителей, а у украинских дистрибьюторов, которые много лет до этого участвовали в тендерах. И случилось так, что я знаю, что на таможне эти лекарства не проходят таможенного оформления. Я был бы рад помочь, но я не имею договорных отношений с этими дистрибьюторами и на таможню не имею влияния. Мы спрашивали Crown Agents, чем я могу вам помочь. Они сказали нам, что работают с этим. Насколько я информирован, Crown Agents якобы нашли понимание и лекарства были растаможены на этой неделе.

ВВС Украина: То есть проблема в дистрибьюторах?

В.Ш.: Я думаю, что да, но об этом я говорю, имея только определенный объем информации. Я не могу сказать, что проблема в дистрибьюторах или в Crown Agents. Если бы я этим занимался, мы бы тогда приобщались. Сейчас оно выглядит так, что мы отстранены от этого процесса. Влияния не имеем.

Цены на лекарства

ВВС Украина: Ольга Богомолец заявляла также о рисках передачи закупок лекарств в регионы, где тендеры невозможно проследить и где есть случаи, что цены на один и тот же препарат могут отличаться на 100%.

В.Ш.: Вы знаете, что с 1 августа вводится система Prozorro, которая будет обязательной для всех закупок. В Винницкой области после введения Prozorro стоимость закупок лекарств снизилась на 20%. Вот вам эффективность Prozorro.

Следующее - с 1 августа, я надеюсь, мы введем в государстве референтное ценообразование на лекарства, которые закупаются за средства государственных бюджетов всех уровней, это около 1800 наименований. Таким образом мы выбьем почву у тех недобросовестных людей, которые старались завышать цены на лекарства. Мы установим единую по всей стране планку, по каждому лекарственному средству, который закупают за средства государственного бюджета, которую нельзя будет превышать. Можно будет купить дешевле, но нельзя будет купить дороже.

Тогда исчезнут эти вещи, о которых справедливо говорит Ольга Богомолец, что в некоторых областях, например, по инсулину, такая пестрая картина. Наши расчеты показывают, что введение такого референтного ценообразования позволит на 20% снизить цену на лекарственные средства в пределах страны. А 20% при бюджете 10 млрд - это 2 млрд.

Мое личное мнение: Минздрав не должен заниматься закупками. Сегодня Минздрав, к сожалению, является закупочным агентством, его половина задействована в проведении каких-то заседаний, комиссий, писании и согласовании бумаг. У нас нет времени заниматься реформой здравоохранения, стандартами лечения.

ВВС Украина: Есть большие нарекания на то, что в селах, где у людей нет альтернативы, цены в аптеках на лекарства гораздо выше, чем в городе. Как это можно контролировать?

В.Ш.: Чтобы эту практику разрушить, мы установим дифференцированную систему наценок. Препарат, который, образно говоря, стоит 1 грн, будет иметь наценку 25%, а препарат стоимостью 500 грн и выше - наценку 5%.

ВВС Украина: То есть будет введена маржа, выше которой аптеки не смогут устанавливать цену?

В.Ш.: Абсолютно. Тогда у фармацевта исчезнет мотивация рекомендовать больному самый дорогой из аналогов, которые действуют одинаково.

ВВС Украина: Существует практика, когда врачи советуют пациенту препарат конкретного производителя или отправляют пациентов в определенную аптеку. Как с этим бороться?

В.Ш.: Мы сейчас завершаем работу над новым национальным списком лекарственных средств. Он построен на рекомендациях ВОЗ. И врачу, и фармацевту будет запрещено принимать рецепты, где будет написано торговое название препарата. Там будет только международное непатентованное название, то есть действующее вещество. С 1 января 2017 года этот список из 300 наименований вступит в силу.

ВВС Украина: Вас упрекали в том, что вы владеете фармкомпанией "Калина медицинская производственная компания". Если это так, вы собираетесь ее продавать во избежание конфликта интересов?

В.Ш.: Я не владею фармацевтической компанией. Доля в компании, которая занимается производством изделий медицинского назначения, была передана в управление через две недели после того, как меня назначили заместителем министра здравоохранения.

ВВС Украина: Вы владели долей компании, передали ее в управление и сейчас не имеете на нее влияния?

В.Ш.: Передал в полном соответствии с нормами закона о борьбе с коррупцией. Передача соответствует всем срокам, в которые я должен был передать. Я привлек серьезную юридическую компанию к этому. Это компания с очень серьезной репутацией. Я много раз был проверен самыми разнообразными организациями на правильность передачи. По состоянию на сегодня, я как государственный служащий не нарушаю нормы закона о борьбе с коррупцией.

"Хватать за руку"

ВВС Украина: О случаях недавних задержаний Василишина и Протаса. Вы заявляли, что можете провести внутреннее расследование в Минздраве. Расскажите о результатах этих инцидентов.

В.Ш.: У меня недавно были детективы НАБУ. Мы общались по задержанию Протаса. По их просьбе, они встречались в министерстве с людьми. Мы передавали им документы.

Мое мнение, что здесь должна быть стопроцентная прозрачность. Мне лично нечего скрывать, я работаю на государство. Безусловно, мне жаль, что такие случаи есть - и с Протасом, и с Василишиным. Это же бросает тень и на руководителя министерства, и на все здравоохранение. Мы призываем правоохранителей действовать жестко и максимально эффективно, хватать за руку и сводить на нет такие вещи.

ВВС Украина: С г-ном Василишиным вы работали некоторое время вместе. Что вы можете сказать о нем?

В.Ш.: Я пришел в министерство в мае 2015 года, а он - в начале ноября. Работали как коллеги. Это специалист, он долго работает в здравоохранении, прошел долгий жизненный путь. А то, что сейчас инкриминируют ему, ну, суд решит. Хочу только сказать о том, что абсолютно недопустимы факты взяточничества и вымогательства. Знал ли я о том, что он делает? Не знал. Если бы знал, информировал бы правоохранительные органы.

ВВС Украина: Что вы думаете о предложении премьера и президента назначить общественного деятеля и врача Ульяну Супрун заместителем министра? Вы уже с ней встречались?

В.Ш.: Я выполню любое распоряжение премьера, поскольку он является моим руководителем. Еще с ней не разговаривал. Мы знакомы, в прошлом году мы работали для того, чтобы улучшить положение дел в медицинской реабилитации. Она занимается парамедициной. Это важная составляющая. Она делает в этом направлении очень много. Я могу только приветствовать такое ее подвижничество и помощь в системе здравоохранения.

Вакцины через две-три недели

ВВС Украина: Каких вакцин сейчас не хватает Минздраву, чтобы календарь прививок был соблюден?

В.Ш.: Ожидаем поставки вакцины против бешенства и БЦЖ. Там были некоторые проблемы с регистрациями, но сейчас уже все в порядке. 22 июля самолет с вакциной против бешенства будет в Киеве. Через 2-3 недели мы будем иметь 2,5 млн доз БЦЖ. И вот когда получим эти две вакцины, тогда можно будет сказать, что у нас есть все, чтобы обеспечить выполнение календаря вакцинаций и прививок.

Кроме того, благотворители через 2-3 недели также готовят поставки редких вакцин - сывороток против укусов гадюки, против ботулизма, столбняка, укуса каракурта. Вот тогда я буду спокойно спать, зная, что с эпидбезопасностью в государстве все хорошо.

Есть нарекания общественности о том, что мы задерживаем регистрацию вакцин. Вот вопрос к сознательному общественному деятелю: а она или он хотели бы быть вакцинированы вакциной, зарегистрированной с нарушениями европейских правил и соответственно не иметь уверенности, что не будет побочных эффектов?

ВВС Украина: Были подозрения, что эти вакцины могут иметь побочные эффекты?

В.Ш.: Нет. Я говорю о том, что вакцины, как и любое лекарство, должны быть зарегистрированы в соответствии с законодательством. У нас процедура регистрации соответствует европейским нормам. Такие нарекания не имеют никаких оснований. Когда мы собрали все документы, то зарегистрировали вакцину за сутки.

Новости по теме