Киноблог: западное кино о Ближнем Востоке

пустыня Копірайт зображення AFP

"И как там в Саудовской Аравии? Почти как на Марсе", - звучит в американском фильме "Королевство", снятом в 2007 году. Пустынная, непознанная и враждебная среда, в которую одинаково трудно и попасть, и выбраться, почти как в "Марсианине" Ридли Скотта.

Американское кино: нефть и пустыня

После событий 11 сентября 2001 года и начала так называемого "крестового похода против терроризма", интерес американцев к Ближнему Востоку возрос. Новостные ленты пестрели сообщениями из Ирака, Ирана, Саудовской Аравии, Афганистана, Сирии. Кинематограф не мог остаться в стороне.

Сэм Мендес, будущий режиссер фильмов о Джеймсе Бонде, в 2005 году фильмом "Морпехи" закрыл тему предыдущего военного присутствия Штатов на Ближнем Востоке - войны в Персидском заливе. О Саудовской Аравии и Кувейте из фильма можно узнать лишь то, что это пустыни и там есть нефтяные скважины. А больше всего - о переживаниях героев, что им так и не пришлось никого убить.

Нефть стала сюжетным двигателем еще одного фильма в этом году - "Сириана". Джордж Клуни отстаивает американские интересы на рынке "черного золота" и для этого должен "убрать" принца в Ливане.

Лента является редким примером, по крайней мере на 2005 год, взвешенного изображения персонажей из арабских стран. Зрителю предложены не только варвары и преступники, но и интеллигентный политический деятель, желающий мирного, демократического и успешного будущего для своей страны.

Копірайт зображення Momentum Pictures
Image caption Постер фильма "Боевой гипноз против коз"

Через четыре года Джордж Клуни снова возвращается на Ближний Восток, в Ирак - в комедийной ленте "Безумный спецназ".

Однако комедийность американского кино на эту тему - скорее исключение. Большинство фильмов чаще обращаются к традиционным жанровым рамкам военного боевика или шпионского триллера. Враги - безжалостны, если схватят живьем, то отрубят голову перед видеокамерой. Гражданские - неприветливые и запуганы, пейзажи - преимущественно песчаные, реже - дворцы Саудовской Аравии.

Копірайт зображення AP
Image caption Кадр из фильма "Повелитель бури"

Среди самых заметных лент с большим бюджетом, звездным актерским составом, зрительским и фестивальным признанием - два фильма Кэтрин Бигелов: "Повелитель бури" о сапере в Ираке, которому трудно дается жизнь без взрывов и стрельбы вокруг, и "Цель номер один" - о долгих поисках и убийстве "террориста номер один" Усамы бин Ладена.

Две ленты Питера Берга - уже упомянутое "Королевство" о расследовании взрывов в Саудовской Аравии, и "Уцелевший" о неудачной военной операции в Афганистане. Оба фильма хотя и достаточно воинственны, все же "сеют" зерно межнационального согласия.

Копірайт зображення AP
Image caption Кадр из фильма "Американский снайпер"

"Американский снайпер" Клинта Иствуда, как и многие другие, частично или полностью основывается на воспоминаниях американских военных, или спецслужащего. Традиционно среди важных составляющих истории - тяжесть возвращения в мирную жизнь. Мотив важен как в индивидуальном плане, так и иносказательно относительно страны в целом.

Кроме того, выходят "Операция" Арго "Бена Аффлека о причудливом спасении сотрудников американского посольства из революционного Ирана, "Тело лжи" Ридли Скотта, где боевиков ищет Леонардо Ди Каприо, "Зеленая зона" Пола Гринграсса о событиях в Ираке, "Хорошее убийство" об авиаударах беспилотниками и десятки менее заметных фильмов.

Перечисленные ленты становились претендентами и лауреатами Оскара. И если американское игровое кино, разумеется, предпочитает героику, то соседи в документальной категории сосредоточились на критике действий Соединенных Штатов.

Критика в документальном кино

"Такси на темную сторону", "Стандартная процедура" и "Призраки Абу Грейб" рассказывают о пытках в тюрьмах, где содержатся подозреваемые в терроризме. "Грязные войны" сосредотачивается на жертвах среди гражданских.

"Моя страна, моя страна" о "первых демократических выборах" в Ираке. "Нет конца и края" - критический анализ военных и административных действий, "Ирак во фрагментах", где местные рассказывают о жизни после прихода американцев.

Как и в художественном кино, в документальном арабы тоже чаще всего возникают как негодяи или невинные жертвы событий. Только последние три названные документальные ленты позволяют составить хоть какое-то впечатление о жизни гражданских. Однако эти, как и другие фильмы, требуют критического отношения, поскольку являются выборочными.

Американских картин, где бы действие в арабской стране не было бы само по себе конфликтом, а сюжет не был связан с терроризмом или войной, - мало.

Европейский подход к изображению Ближнего Востока в кино существенно отличается.

Европейское кино: шутки и упреки

Европейские страны в своей политике в отношении стран Ближнего Востока обычно имеют общую позицию с США. В то же время европейские кинематографисты не пропускают возможности подшутить над американцами, или прямо упрекнуть их.

Скажем, "Гамильтон", популярный шведский спецагент, хотя и проводит спецоперации в Афганистане и Саудовской Аравии, главными негодяями, которым ему приходится противостоять, оказываются американские корпорации и спецназовцы.

Замечательная политическая сатира "В петле" гротескно изображает роль британских политиков и их американских коллег в начале боевых действий на Ближнем Востоке. Британская "Битва за Гадиту" рассказывает о расстреле иракских гражданских американскими солдатами. А режиссер Майкл Уинтерботтом раскрывает тему пыток в американских тюрьмах подозреваемых в терроризме за год до того, как в США такие фильмы выйадут на экраны.

Кроме того, героями европейских фильмов и сериалов чаще становятся медики и саперы, или войска "содействия стабилизации и безопасности", а не прямые участники боевых действий, как в американском кино.

В целом европейские фильмы о политических интригах и боевых действиях на Ближнем Востоке, поствоенном синдроме и борьбе с терроризмом мало отличаются от американских. И стоит признать, часто уступают как в зрелищности, так и в драматичности.

В то же время, американские кинематографисты практически не пытаются конкурировать с европейцами в более "этнографическом" кино о Ближнем Востоке, где местные были бы в центре внимания, а не только фоном для героев из стран Запада.

Показательна история с британской документалкой "Афганская звезда" и американским художественным фильмом, который в наш кинопрокат попал как "Рок на Востоке". Оба рассказывают о соревнованиях певцов на популярном телевизионном шоу, подобные есть и на украинском телевидении.

"Афганская звезда" рассказывает об участниках конкурса, их рекламных кампаниях. О людях, которые смотрят телевизоры, включенные от автомобильных аккумуляторов. О голосовании зрителей за своих любимцев как о протодемократии. О девушке среди конкурсантов, которой за несколько танцевальных движений на сцене грозит физическая расправа.

Копірайт зображення Afghan Star Documentary
Image caption Кадр из фильма "Афганская звезда"

В "Роке на Востоке", основанном на этих событиях, герой - американский продюсер-неудачника, который отправляется в Афганистан, находит в пещере девушку и выводит ее оттуда сразу на телешоу. Американское присутствие полностью нивелирует поступок героини как борьбу за права и свободы женщин и переносит в плоскость западного деструктивного влияния на восточные традиции.

Кроме "Афганской звезды", еще есть достаточно документальных фильмов о музыкантах и спортсменах, политических активистах и ученых, о правах сексуальных меньшинств и революционных событиях в различных странах Ближнего Востока. Многие из них были на международных кинофестивалях и получили награды.

Фильмы о мигрантах

Отдельная тема, конечно, - мигранты. И вряд ли стоит выделять сюжеты о мигрантах с Ближнего Востока. Так, победителем Каннского кинофестиваля 2015 стал французский фильм "Дипан" о беглеце из Шри-Ланки. И последние события актуализировали вопрос именно мигрантов из арабских стран.

Копірайт зображення Why Not Productions
Image caption Кадр из фильма Жака Одиара "Дипан"

Наверное один из самых эмоциональных таких фильмов - британский "В этом мире" Майкла Уинтерботтома, который получил Гран-при Берлинского кинофестиваля. Речь идет об афганских беженцах, которые из Пакистана пытаются добраться Лондона. Путь двух парней изображен в драматических деталях, а манера съемки уподобляется документальной, что, безусловно, усиливает призыв сочувствовать героям.

Большинство лент призывают к пониманию и мирного сосуществования. Некоторы, если и рассказывают о криминальной жизни мигрантов, предлагают искать причины таких действий в проблемах ассимиляции в социуме или в традиционных для всех национальностей семейных неурядицах.

Часть фильмов направлена на "пробуждение национального сознания" мигрантов. Герои таких картин самостоятельно, по зову души, пытаются вернуться в страны, откуда родом они или их родители. Другие видят в мигрантах из стран "третьего мира" решение проблемы "старения Европы". А в последнее время не слишком толерантные мигрантские мотивы можно разглядеть в поджанре хоррора, фильмах про зомби.

Копірайт зображення 2.4.7 FILMS
Image caption Кадр из анимационного фильма "Персеполис"

И безусловно интересными "европейскими" фильмами являются работы, которые сняли авторы с Ближнего Востока, мигранты, полностью реализовавшиеся в странах Европы, или режиссеры, каждый из которых в своей стране при поддержке западных партнеров рассказал собственную историю.

Среди них есть две полнометражные документальные анимации - "Вальс с Баширом" и "Персеполис".

Первый рассказывает об израильских войсках в Ливане в 1982 году. А "Персеполис" - автобиографическая история беженки из Ирана, с детства в революционном Тегеране и до взрослых лет в Европе. Оба фильма изрядно пришлись по вкусу кинокритикам и получили многочисленные награды на фестивалях.

А одним из самых впечатляющих фильмов совместного производства за последние годы является документалка "Серебряная вода. Сирийский автопортрет", где речь идет о революционных событиях в Сирии. Фильм бескомпромиссный и жестокий, но с проблесками человечности и надежды.

"Скоро в кинотеатрах"

И в будущем тема обещает не исчезнуть с горизонтов интереса кинематографа, как европейского, так и американского.

В 2016 году уже попали на экраны и еще планируются несколько героический экшнов, некоторые из которых собираются "опровергнуть миф о быстром и бескровном взятии Багдада в 2003 году". Другие берутся за "институт героя" как таковой. Героями снова станут военные, журналисты и аферисты.

Том Тыквер, режиссер "Беги, Лола, беги", в этом году уже успел отправить Тома Хэнкса в Саудовскую Аравию. А такие признанные мастера европейского кино, как Михаэль Ханеке и Аки Каурисмяки, продолжат тему мигрантов в ближайшее время.

Новости по теме